Александр Сергиенко

Как приговор — падение украинского ЖКХ. Первым знаковым, если не сказать феерическим шагом нового правительства премьер-министра Украины Владимира Гройсмана, сделанным уже через неделю после его утверждения на должности в апреле прошлого года, было заявление о “последнем изменении цены на газ вообще в жизни нашего государства”.

Статистика об оплате жилищно-коммунальных услуг за прошлый год наглядно показала, в состоянии ли население рассчитываться за коммуналку по новым тарифам, защитила ли его действующая система жилищных субсидий, а главное, куда ведет такая тарифная политика правительства…

С чего все начиналось

27 апреля 2016 г. новоиспеченное правительство приняло новую редакцию постановления №758 от 1 октября 2015 г., которой была установлена “единая” цена на газ для всех категорий потребителей. Введение единой цены было критически важным и давно назревшим — такая цена уничтожала мошеннические схемы, по которым менее дорогой газ для населения только списывался на него, а в действительности перепродавался предприятиям и бизнесу, но, разумеется, намного дороже. В результате существования разных цен на газ и, соответственно, схем “оптимизации” за один и тот же газ получали деньги дважды — с населения и с бизнеса.

Решение правительства можно было бы приветствовать, если бы не одно “но”… Уравнять цены для разных категорий потребителей можно было различными способами, например, кардинально снизить стоимость газа для бизнеса до уровня его стоимости для населения или снизить цену для бизнеса и поднять для населения до определенного среднего уровня и т.п. Но правительство пошло самым простым для себя и самым болезненным для граждан путем — кардинально подняло цену газа для населения.

Кроме этого, в принятом тогда постановлении речь шла о целых четырех (!) ценах на газ, касавшихся предприятий теплокоммунальной энергетики (ТКЭ) и религиозных организаций, т.е. старая схема, несмотря на заявления В.Гройсмана, оставалась. Более того, параллельное внедрение конкуренции на рынке газа для промышленных потребителей лишь усиливало соблазн украсть газ у рядовых граждан и продать его бизнесменам. Обо всем этом ZN.UA писало в мае прошлого года (см. №17 от 13 мая 2016 г., “Газовая атака”).

Как утверждали тогда адепты “последней единой” цены на газ, она была “снижена с 7200 до 6879 грн за тысячу кубометров”, что рассматривалось как большое достижение нового правительства. Но эта скидка касалась только тех, кто пользовался газовой плитой или плитой и колонкой. Таких в стране немало — 5,9 млн семей, но разница в 30 коп. на кубометре для них мизерная, как и объемы потребляемого газа — 15%. Вместе с тем все остальные, или 7,4 млн семей, использующие газ для отопления своих домов и квартир, потребляют 85% газа из общей доли, приходящейся на население. Для них изменение цены с 3600 грн (в отопительный период) до почти 6900 грн означает рост в 1,9 раза! Понятно, что основной объем газа они расходовали именно на отопление в зимний период, поэтому утверждения адвокатов правительства о “снижении стоимости газа” выглядят откровенно циничными.

К категории пострадавших от такой крутой “скидки” следует отнести и жителей городов и поселков, у которых есть централизованное отопление, а это 8 млн семей. Понятно, что не все предприятия ТКЭ работают на газе, но ирония судьбы заключается в том, что одновременно с повышением стоимости “газовой” гигакалории стараниями НКРЭКУ поднялась в цене и “угольная”. В Киеве, например, рост стоимости отопления произошел одновременно для “Киевэнерго” (на газе) и Дарницкой ТЭЦ (на угле), в результате разница тарифов для киевлян на левом и правом берегах Днепра составляла целых… 58 копеек!

Таким образом, ощутимый газовый удар по кошелькам был нанесен около 15 млн семей — практически всему населению страны, и он оставил синяки на ее статистическом лице и проделал дыры в семейных бюджетах. Понятно, что рост стоимости газа автоматически повлек за собой увеличение тарифов на отопление и горячую воду. Национальный регулятор (НКРЭКУ) не отстал и уже 5 мая 2016 г. на открытом заседании обнародовал “информацию о прогнозируемых уровнях тарифов” на тепло и горячую воду, в которых сугубо арифметически пересчитал тарифы по новой стоимости газа. При этом никто из членов НКРЭКУ и не задумался, а в состоянии ли украинцы платить по таким тарифам?

Субсидии вас спасут!

Эту мантру со всех экранов, эфиров и сайтов повторяли высокие и низкие должностные лица на протяжении последнего года, словно врачи перед операцией: “Не бойтесь, больно не будет, мы дадим вам наркоз”!

Но любая система защиты (военная, техническая, социальная) дает сбои, в 2015 г. доля таких “сбоев” составила 10%, и они приводили к “послеоперационным осложнениям”, то есть отказам в предоставлении социальной помощи со всеми вытекающими последствиями. Пациент, так сказать, не выходил из наркоза, точнее, даже не получил его… резали по живому.

2016 г. должен войти в экономическую историю Украины — впервые суммы коммунальных платежей сравнялись со средними размерами доходов граждан! Небольшое число семей, не получивших субсидии, оказались перед выбором: покупать еду или платить за коммуналку? Возникла ситуация а-ля ошибка сапера: перерезание не того провода (неполучение субсидии) ведет к гибели. Понятно, что человек не может отказаться от естественных потребностей, следовательно, он перестает платить за коммуналку.

Следует напомнить, что около двух третей украинских пенсионеров получают пенсии менее 1500 грн, этой суммы хватит разве что на оплату отопления в 50-метровой хрущевке, и если одинокий пенсионер — добросовестный плательщик за коммуналку, он обречен на нищету.

Понимая, что показатель отказов портит красиво нарисованную картинку субсидий, которые “всех спасут”, Минсоцполитики, вероятно, провело работу среди работников своих подразделений, вследствие чего в 2016 г. количество отказов резко сократилось, даже больше, пересекло предельную черту в 100%! Субсидий назначили даже больше, чем было обращений по ним, — 103,3%. Члены правительства объясняли, что это за счет тех, кому не успели назначить еще в 2015-м, но не объяснили, почему совсем не было отказов.

Все это, конечно, не означает, что за субсидией начали обращаться исключительно те, кому она действительно нужна, это означает, что претендентов начали отсекать уже на стадии приема заявлений: “Зачем вы подаете, если вам все равно не дадут? Или дадут мало”. В результате количество получателей субсидий на конец года увеличилось почти на 2 млн семей, а количество заявлений — только на 1,5 млн. Парадоксальная арифметика, не так ли.

Запрограммированные недостатки системы субсидий

Но, кроме технических сбоев, в системе есть заложенные в ее программу недостатки, которые вылезают то здесь, то там.

Первый недостаток: субсидия предоставляется не на реальную семью и квартиру, а на некую виртуальную — по так называемым социальным нормативам. Следует отметить, что эти нормативы являются издевательскими — они намного меньше тех, что установлены для потребителей коммунальных услуг в каждом городе страны.

Больнее всего “социальный норматив” бьет по семьям пенсионеров и нетрудоспособных, которые остались одни в относительно больших квартирах. Субсидию они получат на нормативные квадратные метры, а за остальные “сверхурочные” придется платить по полной.

При этом пенсионеров словно неспециально подталкивают к переезду в меньшее помещение. Но парадокс заключается в том, что как только пенсионер приобретет новое жилье, то одновременно лишится права на субсидию… из-за “покупки на сумму свыше 50 тыс. грн” (как записано в правилах предоставления субсидий). Более того, такая покупка возможна только там, где есть рынок жилья. А что делать в небольших городах, селах и поселках, где рынок жилья практически отсутствует? Еще одно обстоятельство, делающее такое “подталкивание” циничным, — ментальность пожилых людей. Для них изменение местожительства в целом может иметь фатальные, если не летальные последствия.

То же касается и переселенцев с Донбасса и из Крыма, которые продали жилье там и приобрели здесь: как только они это делают, а они вынуждены были это сделать, то сразу остаются без государственной поддержки по крайней мере на год.

Второй недостаток заключается в том, что прописанные в квартире члены семьи, зарабатывающие где-то в Европе или России, имеют нулевой доход в базе данных отечественной налоговой инспекции, и получить от них “справки о доходах” весьма проблематично, так же, как и доказать, что они не проживают в помещении и не пользуются коммунальными услугами и вообще находятся где-то вне зоны досягаемости. Следствием всех этих обстоятельств также будет отказ в предоставлении субсидии.

Третий недостаток — система начисления субсидий не согласована с положением о сезонном начислении оплаты за газ и отопление закона №1198 от 10 апреля 2014 г. Вы будете смеяться, но в летние месяцы Министерство соцполитики и его отделения на местах продолжали… начислять субсидии на газовое, электрическое и централизованное отопление! Государственная служба статистики регулярно сообщала, что суммы субсидий, поступающие облгазам из госбюджета, намного больше, чем реальные платежи населения, но статистиков не слышали. Наконец в конце лета правительство опомнилось и впопыхах издало постановление №534 от 23 августа 2016 г. о возврате чрезмерно уплаченных сумм субсидий на отопление! Вся эта анекдотическая ситуация отразилась в показателях статистики — если за первые восемь месяцев предприятиям ЖКХ было начислено 36,7 млрд грн как возмещение за субсидии, то за девять месяцев — уже 24,4 млрд! Значит, 12,3 млрд народных гривен гуляли где-то по счетам облгазов, ТКЭ и “Нафтогаза” с марта, на них накручивались проценты, и, думаете, кто-то их вернул? Или правительство объявило выговор себе и профильному министру? Не дождетесь!

Четвертый недостаток: государственный бюджет, то есть правительство В.Гройсмана, не выполняет своих обязательств перед коммунальщиками по возмещению их потерь по субсидиям — надо покрыть те суммы, которые не поступают от населения из-за назначения помощи. За 2016 г. предприятиям ЖКХ было начислено таких сумм на 52,6 млрд грн — это годовая сумма субсидий, а госбюджет перечислил только 37,5 млрд.

Но и это еще не все: в действительности бюджет задолжал еще с позапрошлого года, поэтому полная сумма долга составляет не 15,1 млрд, а 22,6 млрд грн!

Как правительство решает эту проблему? Банальным, то есть обычным для себя, образом — путем сокращения “социальных” нормативов на отопление одного квадратного метра. Для газа на отопление — на 9% (с 5,5 до 5 кубометров), для централизованного отопления — на 21% (с 0,0548 до 0,0431 Гкал на 1 кв. м), хотя такой норматив сам по себе — большая, простите, глупость: старые послевоенные дома, дома 70–80-х годов прошлого века и современные коттеджи и многоэтажки настолько отличаются по своим тепловым характеристикам, что сравнивать их не только некорректно, но и невозможно. В последних при сжигании этих “социальных нормативов” будет Африка, в первых — Арктика. Напомню, что именно на основании этих нормативов и рассчитывается размер субсидий. Таким образом госпомощь сокращается, а прибыли облгазов и ТКЭ — растут, поскольку многие (чтобы не мерзнуть) будут докупать себе тепло, но уже за дорого.

На кого работает правительство?

Кроме приведенных выше недостатков (которые являются лазейками для разнообразных схем “оптимизации”), система госсубсидий имеет еще и неисправимые, так сказать генетические, дефекты, которые без создания принципиально новой системы исправить невозможно и которые могут привести к смерти всего организма.

Люди вполне могли бы иметь стимулы к экономии энергоносителей, если бы не затратная парадигма действующей системы субсидий.В нейвся экономия потребления газа, воды, тепла, другого ресурса приводит только к… уменьшению размера субсидии, вместе с тем обязательный платеж семьи остается постоянным, поскольку рассчитывается, исходя из ее совокупного дохода.

Казалось бы, такая простая вещь — уменьшить сумму обязательного платежа на сумму экономии! Но нет же, наши вице- и просто министры социальной политики ни за что на это не пойдут. Им, очевидно, кажется, что здесь нельзя будет сократить средства госбюджета на субсидии, хотя в существующей модели это тоже невозможно! Людей просто заставляют выбирать полностью министерские “социальные” нормативы, поэтому как следствие — никакой экономии энергоресурсов. Вместе с тем при учете экономии ресурсов в обязательном платеже люди почувствовали бы реальные денежные выгоды, а государство — реальную экономию газа, тепловой и электрической энергии.

Напомню, что 40% многоквартирных жилых домов в Украине не обеспечены общедомовыми приборами учета тепла, а какая польза с экономии, если ее нельзя измерить? Но там, где домовые счетчики тепла есть, как правило, отсутствует “вентиль”, то есть автоматическая регуляция подачи тепла в зависимости от температуры на улице. Только там, где есть эффективный глава ОСМД или ЖСК, устанавливается такой регулятор или вентиль банально подкручивают вручную.

Отсутствие стимулов и средств экономии — это главный непоправимый дефект действующей системы субсидий. Фактически она тянет страну на дно, то есть в противоположном направлении к курсу Украины на экономическую независимость, сокращение потребления энергоресурсов, энергоэффективность. Как только семья получила субсидию, особенно на газ для отопления и тепловую энергию, она автоматически утрачивает стимулы к их экономии. Наоборот, субсидианты заинтересованы потреблять любой ресурс в полной мере — это дает им право на субсидию в следующем году.

Следует также вспомнить, что жители многоквартирных домов, не оборудованных квартирными счетчиками тепла (а таких в Украине приблизительно 90%), не имеют не только стимулов, но и никаких средств для экономии теплопотребления. ТКЭ тупо разбросает все потребленное домом тепло, независимо от того, есть домовой счетчик или нет, по квадратным метрам, и тот, кто поставил стеклопакеты, утеплил стены, прикручивает вентили на батареях, заплатит ровно столько же, как и тот, кто ничего этого не делает. Хотя есть очень недорогие счетчики, которые можно поставить на каждую батарею и считать потребление тепла. Ими оборудованы “хрущевки” Польши, Чехии, даже России, но у нас их просто… не сертифицируют, думаю, понятно, по каким причинам.

Почему правительство не исправит систему субсидий, не проведет тотальную установку хотя бы домовых счетчиков тепла (что смог сделать Киев, несмотря на сопротивление ахметовского “Киевэнерго”), не сделает дальнейших шагов к прозрачной системе начислений тарифов и платежей? Не думаю, что наше правительство такое несовершенное, просто подобные шаги приведут к сокращению прибылей облгазов и теневых владельцев ТКЭ. Это главная причина: правительство, теоретически нанятое на работу народом Украины, заботится не о своем работодателе — народе Украины, а прислуживает олигархам.

Много хочешь…

Знали ли члены НКРЭКУ, когда принимали новые тарифы, что существует целый ряд объективных экономических показателей, позволяющих оценить состояние жизни населения? Это — уровень заработных плат и пенсий, структура потребительских расходов домохозяйств, прогноз инфляции, размер ВНП и проч. Конечно, ведь правительственные чиновники везде жонглируют этими показателями, когда им это выгодно.

Также существуют объективные индикаторы, показывающие, насколько адекватны возможности населения платить по установленным тарифам. Статистика свидетельствовала, что в 2014–2015 гг. уровень платежей уменьшился по сравнению с предыдущими годами, экономическая ситуация не давала оснований для оптимизма, реальные зарплаты украинцев упали. Но, несмотря на все это, правительство пошло на беспрецедентное повышение стоимости газа и жилищно-коммунальных тарифов. Что получили в результате? До прошлого года уровень платежей украинцев за жилищно-коммунальные услуги, несмотря на все предыдущие повышения тарифов, с 2001 г. никогда не опускался ниже 90%, а в 2016-м провалился до 82,8%. Задолженность населения подскочила с 8,8 млрд грн в 2015 г. до 23,5 млрд в 2016 г.!

Фактически произошло то, о чем предупреждали эксперты с самого начала, — беспрецедентное падение уровня платежей, рост социального напряжения, активизация популистов, штатных и внештатных “защитников народа” и снижение и без того невысокого доверия к власти.

Если к сумме задолженности населения прибавить еще 23,4 млрд грн задолженности госбюджета по субсидиям, получим почти 47 млрд. Точнее говоря, эту сумму не получили газовики, коммунальщики и правительство вместе с ними. Фактически их потери равняются тому, что уплатило население в позапрошлом, 2015-м. Логично спросить: надо ли было вообще заваривать всю эту тарифную кашу? Много хочешь — мало получишь. Эту простую истину, очевидно, забыли в высоких кабинетах, а теперь всем нам приходится расплачиваться за жадность насельников этих кабинетов и, простите, тупость, то есть неспособность реально оценивать факты. Отрасль, недополучающая средства (огромные!), закономерно начинает приходить в упадок — снижаются качественные и количественные характеристики услуг, отсутствует модернизация, устаревают оборудование и сети. Все это мы наглядно наблюдаем этой зимой.

Корни зла

Они мощные и разветвленные.

Это и устаревшие совковые отношения между коммунальщиками и потребителями и, соответственно, однобоко выписанное законодательство — ответственность человека и безответственность предприятия-поставщика услуг и энергоносителей. Это и затратная методика формирования тарифов, когда в них закладываются все валовые затраты предприятия. При таком подходе чем более устаревшее оборудование, дырявые сети, старые технологии, т.е. большая себестоимость, тем выше доходы предприятия.

Такой подход абсолютно антиэкономический, но премьеры, министры, чиновники и нардепы с гарвардскими дипломами не стесняются говорить об “экономически обоснованных” коммунальных тарифах. Неудобно говорить, но в условиях естественных монополий, а водо- и газоснабжение, централизованное отопление и другие коммунальные услуги относятся именно к таким, “экономически обоснованных” тарифов быть не может. В принципе. Там, где нет рынка, нет конкуренции, нет выбора, тариф — всегда монопольный. На монопольных рынках тариф — это компромисс между производителем и потребителем, а в наших реалиях вопрос оплаты коммуналки — это вопрос молчаливого согласия населения, поскольку в действительности люди платят по доброй воле, и заставить их платить невозможно. Это, кстати, и показал опыт прошлого года. Можно, конечно, попугать по телевизору выселением из жилища, но это — откровенная спекуляция, ведь нет средств заставить платить.

Еще один корень зла — при поднятии стоимости газа для населения рефреном проходил тезис о необходимости развития собственной добычи природного газа. Именно ростом закупочной цены украинского газа с 1590 до 4849 грн за тысячу кубометров (втрое!) и объяснялась необходимость такого поднятия цен на газ. Что в результате? Государственное ПАО “Укргаздобыча” в 2016 г. тоже нарастило свои прибыли втрое, или на 200%, а на сколько увеличилась добыча газа? Держитесь за стул, кто этого еще не осознал, — на 0,5%. Да и то речь идет не о наращивании добычи, а о сдерживании ее падения.

Подытоживая, зададим вопрос: может, тот первый шаг В.Гройсмана как премьер-министра действительно был фатальным и приведет к падению всей отрасли ЖКХ? А почему бы нет? Если система не поддается реформам, ее надо разрушить дотла, а затем уже строить новую. Только пересидеть это время в уютном месте у украинцев не получится.

Зеркало недели

Comments

comments