Вадим Довнар

Последние заявления главы Беларуси Александра Лукашенко о том, что Россия сама разрушает союзнические отношения с Беларусью и остальными постсоветскими странами, а также введение Минском безвизового режима для более чем 80 стран мира (после чего Москва занялась обустройством пограничных зон на границе с РБ) стали поводом для разговоров о начале конца интеграции между постсоветскими странами. Тот факт, что Лукашенко сделал безвизовый въезд в Беларусь, де-факто означает развал и Союзного государства с РФ, и Таможенного союза.

Для понимания ситуации необходим небольшой экскурс в историю интеграции между Беларусью и Россией. Александр Лукашенко был избран президентом в 1994 году как человек, называющий распад СССР катастрофой и заявляющий о своей готовности «на коленях ползти в Москву». Уже в 1995 году подписываются документы о создании Содружества РФ и РБ, а в 1996 – и о создании Союзного государства, предполагающего общую валюту, общее культурное, информационное пространство, прозрачность границ. Под десятки телекамер руководитель Беларуси и тогдашний премьер-министр России Виктор Черномырдин выкопали пограничные столбы в Докшицком районе Витебской области. Эта картинка транслировалась на весь мир. Но, как стало совсем очевидным, спустя два десятка лет, «хотели, как лучше, а получилось − как всегда» (по выражению того же Виктора Степановича по другим, правда, поводам).

Заметим, что еще на этапе подготовки к подписанию соответствующих документов эксперты выражали сомнения в возможности сделать равноправными два государства, одно из которых большое и с ядерным оружием, а второе − маленькое и безъядерное. Однако в 1996 году в принятии решений превалировали политические соображения. В частности Лукашенко в максимальной интеграции с соседом видел возможность выйти на российское политическое поле и сменить в Кремле стареющего и непопулярного Бориса Ельцина. Надо признать, что эти надежды были небезосновательными. Во всяком случае в российских регионах, куда белорусский лидер стал наведываться регулярно, его встречали с нескрываемым восторгом. Последнее обстоятельство стало поводом для опасений окружения президента России, которое в последний перед подписанием момент как могли выхолостили содержания документов. В частности, оттуда пропал тезис о возможности российского и белорусского лидеров поочередно осуществлять руководство над двумя государствами.

Так или иначе, но несколько лет экономическое сотрудничество между Москвой и Минском сводилось к формуле, которую тут же окрестили «Нефть в обмен на поцелуи».

С приходом же в 1999 году к власти в Кремле Владимира Путина, не имевшего в отличие от Ельцина, никакого комплекса вины за распад СССР, Москва стала пытаться перейти в отношениях с Минском на рыночные рельсы, что неизменно вызывало гнев у Лукашенко.

Неудивительно, что отношения между Владимиром Владимировичем и Александром Григорьевичем не заладились с самого начала. Так внутри существующего на бумаге Союзного государства стали периодически возникать газовые и торговые войны, апофеозом которых до недавнего времени был спич Путина в адрес Лукашенко о необходимости «отделять мух от котлет», дескать, экономика Беларуси составляет лишь 3% от российской, и кто кому хозяин.

Тем не менее, у Лукашенко время от времени появлялись геополитические поводы поторговаться. Такие, например, как отторжение в 2008 году от Грузии Абхазии и Южной Осетии, независимость которых Беларусь так в результате и не признала. Как, собственно, позднее и оккупацию Крыма.

Вместе с тем, получая экономические преференции, главе Беларуси все-таки приходилось сдавать позицию за позицией. Так, например, был отдан в собственность России «Белтрансгаз». А после продолжительной антилукашенковской информационной кампании в российских федеральных СМИ Беларусь вступила в Таможенный союз, чему долго изначально противился Лукашенко.

И вот теперь дошло до того, что глава Беларуси публично заявляет о невыгодности для его страны существования в рамках ЕвраЗЭС. Слова об этом звучат на следующий день после того, как ряд российских СМИ сообщили о готовности Лукашенко выйти из всех интеграционных объединений с РФ.

Причем юридического запрета на выход из интеграционных объединений не существует. Однако, что такое «юридическое», если речь об отношениях с Россией?

Вряд ли можно считать то же Союзное государство России и Беларуси (СГ) – полноценным, если одна его часть без всяких консультаций и уведомлений другой захватывает чужие территории и ведет войну в Украине. Но последствия гипотетического пока выхода Беларуси из интеграционных объединений могут быть любые: юридические, политические и… «физические».

При этом, не стоит забывать, что РБ – один из учредителей ЕАЭС и если она попытается выйти, то останутся только Россия и Казахстан. Армению, как не крути, считать серьезным «союзником» сложно, она и вошла-то в союз одной из последних. Но две страны – это уже не союз.

Впрочем, на данный момент еще рано говорить, что что-то развалено. Так же как и рано говорить, что что-то уже создано.

Что касается Союзного государства России и Беларуси (СГ), то помимо отсутствия пограничного и таможенного контроля в нем принято много документов, касающихся социальных аспектов граждан. И, в принципе, они как-то работают, указ о безвизе на них пока не повлияет.

Проблема нелегального транзита граждан через Беларусь существовала всегда, в разные периоды она то обострялась, то затихала, периодически Россия вводила выборочный контроль на белорусско-российской границе как людей, так и грузов.

В целом же СГ как государство, конечно же, не создано, так как создание такого объединения перестало быть актуальным в связи с началом создания Таможенного союза – ибо изначально одним из преимуществ СГ был беспошлинный обмен товарами и отсутствие таможенного контроля на границе, который, опять-таки выборочно осуществлялся всегда Россией в периоды обострения отношений. Что касается Таможенного союза, то изначально идея его создания была в том, чтобы втянуть в него Украину, поэтому без Украины ТС естественно не может быть создан в том виде, в котором изначально планировался. Поэтому в последние годы происходит процесс адаптации идеи ТС к новым реалиям.

Тут показательна одна история, которую Lb.ua на условиях анонимности рассказал один из действующих белорусских экспертов: «Когда-то давно, еще до событий в Украине, был телемост по поводу ТС. И была как раз презентация доклада Европейского банка развития (ЕАБР) о том, какие выгоды получил прежде всего Украина от членства в ТС. Я задал вопрос, «есть ли будущее у ТС, если Украина не войдет в него никогда». Мне пришлось задать вопрос два или три раза, но я все равно не получил на него никакого ответа – то есть вообще, ни отговорок, ни отмазок, люди просто сидели и молча смотрели в камеру. Уже потом, когда события стали развиваться, я вспомнил и подумал, что, возможно они знали, что, если Украина не войдет в ТС − будет война».

«Это я вам рассказываю для того, чтобы вы понимали, что такое все эти ТС, и как они себе мыслили это до Крыма. Но также чтобы вы понимали, что они тоже действуют по обстоятельствам. В голове у них там какие-то мечты и амбиции, но жизнь потом вносит свои коррективы. Вот они и пытаются использовать ситуацию как-то в каждый отдельный момент», − добавил наш собеседник.

Тем временем, наметилась еще и новая трещина во взаимоотношениях стран, входящих с РФ в интеграционные объединения. На это раз уже между Беларусью и упомянутой выше Арменией.

На днях из Минска в Баку был экстрадирован российско-израильский блогер Александр Лапшин. Азербайджан обвиняет его в нарушении госграницы (за поездки в так называемый «Нагорный Карабах») и за высказывания в поддержку независимости региона. Власти Армении расценили этот поступок Минска как «грубое нарушение межгосударственных отношений», а депутаты армянского парламента предложили отозвать посла из Минска и задуматься об исключении Беларуси из ОДКБ. Чем бы не закончился данный скандал, но на фоне энергетических споров Минска и Москвы очевидно укрепление альянса Минска и Баку.

То есть, в критический момент Лукашенко все-таки есть на кого опереться. Азербайджан – достаточно богатая страна, которая покупает белорусскую продукцию, в том числе и военную. Более того, президент Ильхам Алиев уже выручал Лукашенко нефтью и кредитом. Думается, не откажет в любезности и впоследствии.

Левый Берег

Comments

comments