Алексей Полтораков

«Энергетическая блокада –это миф для тех, кто любит, чтобы им вешали лапшу на уши, потому что у нас антрацита добычи украинских государственных предприятий на неоккупированных территориях столько, что можно годами это все отапливать», — Владимир Парасюк, Главком, 30 января 2017г.

Ни веерных отключений, ни угольной блокады ОРДЛО не будет. Власть не позволит. Ни эта, ни следующая, какой бы она ни была. Даже если случится невероятное и завтра к власти придут инициаторы «блокады» Семенченко и Парасюк,блокады все равно не будет. Потому, что первейшая цель любой власти – сохранение власти.

Это только в морализаторских постах в ФБ всевозможные активисты, не обремененные просчетом последствий, могут себе позволить метафоры на тему «бизнеса на крови». В реальной жизни законы поэзии будут безжалостно попраны строгой логикой и суровой математикой.

Депутат В. Парасюк может свято верить в то, что антрацита на госшахтах у нас «топить – не перетопить». Только как президент, премьер, или любой другой обремененный реальной ответственностью чиновник он быстро узнает, что на 31 января согласно данным ГП «Укрэнерго», на складах ТЭС хранилось 892 тыс. тонн антрацита; а это соответствует примерно трехнедельному запасу).

Но и это еще не все – еще больше он задумается, когда узнает, что никаких антрацитовых госшахт на неоккупированной территории вовсе не существует. Ни одной!

Позволю предположить, что тут ему на выручку может прити более «продвинутый» (судя по заявлениям) энергетик Семен Семенченко — и посоветовать воспользоваться формулой «Роттердам+», по которой энергокомпаниям в тариф закладывают возможность покупать антрацит по импорту. Мол, раз уж потребители и так оплачивают эти грабительские тарифы, то пусть эти проклятые олигархи не прибыль стригут, а пустят деньги по назначению – на закупку угля из Южной Африки и Австралии.

Но и здесь откроется «зрада» — проклятая НКРЭКУ действующий тариф по «Роттердам+» таким кривым счетом вывела, что он в полтора раза ниже, чем реальная цена в Роттердаме, Амстердаме или каком-нибудь Ричардс-Бэе. И чтобы его оттуда в нужных объемах доставить нужно будет не только два месяцакак-то перекантоваться, но тариф потребителю поднять с «грабительского» до «грабительского+».

Не беда, скажет Семенченко, — у нас есть шахты на Львовщине, Волыни и Павлограде, которые уголь марки Г добывают. Мы антрацитовые блоки ТЭС быстренько на марку Г перенастроим – и проблема сама снимется. Но тут окажется, что быстренько (а главное одновременно) не получится. Более того, процесс помаленьку идет. И форсировать его резону нет, ибо газового угля у нас, как оказывается,… тоже дефицит!!! В Польше месяц назад очередные 100 тыс. тонн закупили

Конечно, локальную проблему по углю решить можно. И Украина, при своем статусе угольной державы его на самом деле давным-давно импортирует. Согласно официальных данных Государственной фискальной службы в 2016 году Украина импортировала каменный уголь и антрацит на общую сумму 1,47 млрд. долл. Подчеркну– это реальный импорт, без учета поставок из ОРДЛО. В основном это, конечно, коксующиеся угли для коксохимов с дальнейшей поставкой кокса на меткомбинаты.

Искомые 9-10 млн тонн антрацита по нынешним деньгам – это еще минус 0,9-1 млрд долл внешнеэкономического сальдо. Но важно не только это, а и то где его реально в таком объеме купить и как доставить. Если проанализировать существующую структуру угольного импорта, то окажется, что 2/3 (906,3 млн. из 1,47 млрддолл.) приходится на российский уголь! И здесь не только вопрос цены/наличия товара. Существует в Украине одна большая логистическая проблема – пропускная способность портов. Не буду утомлять цифрами, скажу лишь, что в РФ мы вынуждены будем закупить более половины необходимого антрацита.

Таким образом, отказ от украинского угля, получаемого с неконтролируемых территорий, приводит к необходимости покупать его напрямую у фактического агрессора, за твердую валюту, да еще и по ценам значительно выше внутренних!

Уголь – это яркий, но не единственный пример. Ведь украинские предприятия на неконтролируемой территории – это не только шахты и обогатительные фабрики. Есть еще металлургия, машиностроение. Огромный пласт экспортно ориентированных предприятий, которые лишившись украинской юрисдикции потеряют право на экспорт продукции за рубеж. Вот и регистрируются они на подконтрольной Киеву территории, платят налоги, соблюдают таможенные процедуры.

По информации Службы безопасности Украины, в 2016 году предприятия, зарегистрированные на подконтрольной территории, которые имеют производственные мощности в ОРДЛО заплатили в государственный бюджет Украины 31 млрд 640 млн 781 тыс. грн, (в том числе военный сбор ‒ 777 445 908,57 грн).Почти 32 млрд при том, что у нас весь оборонный бюджет в 2016 г. составил 55 млрд. грн!

Может депутаты Парасюк и Семенченко подскажут чем компенсировать недоимку? Уверен что подскажут. Только вот качество таких советов вряд ли будет отличаться от их угольно-энергетических фантазий.

Хвиля

Comments

comments