Юрий Бутусов

“Лес зачищаем артой. Местный пехотинец – храбрый, но бесполезный. Так что будем долбить пока сами не уйдут”.

Одно из российских изданий, пропагандирующих войну против Украины, описало сражение за Авдеевку глазами противника. Некоторые детали точные, но, как обычно, много пропаганды и вранья, потому линк не даю. Карта оттуда же, из статьи (источники Цензор.НЕТ подтверждают, что обстановка на карте отражена точно, вот только много леса на ней уже выкошено российскими снарядами). Я опустил оценочные суждения и выбрал наиболее важное с точки зрения тактики. Это очень точно отражает готовность противника к “мирному урегулированию”. Разумеется, в этой статье ни разу не упомянуто, что бои в Авдеевке ведутся на территории, которая по Минским соглашениям должна быть под украинским контролем, и любой бой здесь – это российская провокация.

Авдеевка

“Между позициями вооруженных сил Украины в Авдеевке и Спартаком, вплотную примыкающим к Донецку, – три километра. Местами до улиц Донецка можно достать не то что артиллерийским, а автоматным огнем.

Достаточно опасное положение сложилось на северо-западной окраине Донецка в районе городка Авдеевка. Между столицей ДНР и Авдеевкой находится крупная шоссейная развязка, ведущая прямо в глубину Донецка. Прорыв через эту развязку сразу создает очень опасное положение: у ополчения почти нет резервов, и в случае прорыва в глубину даже небольших сил останавливать противника будет некому. От шоссе украинцев отделяла небольшая лесопосадка, в которой у ополченцев был оборудован пост — скорее наблюдательный, чем опорный пункт.

Собственно, интрига последних дней завязалась, когда ВСУ силами пехоты при артподдержке ворвались в окопы ополченцев и заняли лесополосу, выбив оттуда пикеты ДНР. Им сильно облегчило задачу полуслучайное прямое попадание тяжелым 152-мм снарядом в блиндаж. В результате развязка оказалась под шахом, однако реакция последовала незамедлительно. Если в 2014 году ополчение страдало от нехватки тяжелого оружия, то теперь именно артиллерия стала главной опорой войск. Артиллерист ДНР прокомментировал происходящее:
“Это гребаный Верден. Я по лесополосе насыпал полторы тысячи снарядов, еще 500 — по окрестностям. И это мы еще работаем за соседей. А „Кальмиус“ вообще ежечасно стреляет. Мы лес зачищаем артой. Местный пехотинец — храбрый, но бесполезный. Так что будем долбить, пока сами не уйдут”. (обратите на фразу “местный пехотинец” – так только россиянин скажет. – Прим.Ю.Б.).

фото 1

Сражение за Авдеевку глазами российских военных 02
На земле же повторилась ситуация под Светлодарском. Заняв передовую позицию ополчения, ВСУ оказались под непрерывным огнем артиллерии всех калибров. “Мы только по одной цели пару часов работали батареями посменно, — рассказывал офицер ополчения, — и ночью каждые полтора часа добавляли — чтобы не расслаблялись, для психологического давления”.

фото 2

Конец цитаты.

Обратите внимание, что противник располагает огромными запасами снарядов, и совершенно не экономит боеприпасы, чего, к сожалению, наша артиллерия позволить себе не может.

Поскольку “контратаки” украинских подразделений под Светлодарском, Авдеевкой осуществлялись на узких участках, то противник, действительно, не пытался ни разу штурмовать занятые нашими бойцами позиции. Перестрелки из стрелкового оружия – да, бывали, однако у пехоты противника нет мотивации и подготовки для атаки на организованную оборону. И недостатки пехоты они возмещают многодневными обстрелами по небольшому квадрату, который, конечно, всегда кого-то заденет. Это вполне обычная ситуация по опыту позиционных войн. Поскольку у противника нет дефицита в снарядах, безусловно, любое подразделение, которое проведет под постоянным гаубичным дождем 3-4 дня, понесет потери. А нанести потери – это и есть основная задача противника.

Вывод и решения также многократно обкатаны в военной истории, это также было описано ранее:

1. Чтобы рассредоточить огневые средства противника, снизить плотность огня, “контратаки” оптимально предпринимать на широком фронте, сразу против многих опорных пунктов, чтобы противник был вынужден вызывать артподдержку по разным заявкам. Иначе противник концентрирует огонь на небольшой площади, и потери неизбежны.

2. “Контратаки” должны осуществляться не только против передовых огневых и наблюдательных позиций, а на большую глубину, на всю первую линию обороны, чтобы лишить противника возможности реорганизовать свои силы, не дать быстро восстановить взаимодействие, не позволить наладить наблюдение и корректировку огня.

3. Одновременно с “контратакой” необходимо выявить и подавить минометные и ближайшие артиллерийские позиции противника. Организовать контрбатарейную борьбу, заранее сосредоточить необходимые для этого необходимые силы. Контрбатарейная борьба – это не только американские радары, это прежде всего организационная работа, серьезная подготовка, разнородные средства разведки и целеуказания, единый центр боевого управления и многое другое.

4. Планирование и управление “контратаками” должно осуществляться на широком фронте как минимум на уровне всего оперативно-тактического управления, а не только в масштабе одного батальона или даже одной бригады, – чтобы лишить противника возможности маневрировать огнем и резервами, сковать его действия и выиграть время для закрепления на достигнутых рубежах.

Цензор.НЕТ

Comments

comments