Интервью с политтехнологом Сергеем Гайдаем.

— Скоро будет три года «новой жизни» в Украине — в стране, где общество может долго терпеть, но потом, все-таки, предъявляет свои претензии к власти. Что вы можете сказать: когда у народа терпение лопнет? Можно ли изменить ситуацию политическими способами?

— У меня нет ответа на вопрос: сколько люди будут терпеть? Вспомним 2013 год, он казался годом колоссальной социальной стабильности. Если бы вы за месяц до Майдана в серьезной интеллектуальной среде завели разговор о том, что будет вооруженное противостояние, вас бы не восприняли. Люди просто надеялись, что у Януковича не окажется ресурсов для фальсификации выборов, и на второй срок он не пройдет. А оказалось, он и первый не дожил. Началась цепочка каких-то невероятных событий. Я бы сегодняшнюю картинку так нарисовал. Вот смотрите.

Украинский избиратель (а я как политтехнолог, прежде всего, о нем думаю) зажат в такие обстоятельства, что политический рынок ему предлагает неких людей, из которых предстоит выбирать. Но если взять какой-то идеальный цивилизованный мир, то там просвещенный избиратель выбирает, исходя из собственной политической позиции. То есть, человек представляет, как должен быть правильно устроен мир, и, соответственно, он голосует за кандидата, который эти критерии поддерживает.

То есть, если ты — социалист, то ты четко понимаешь, что приоритеты социума в обществе должны быть выше, чем приоритеты личности, нужно этому подчиняться. И выражать эти приоритеты должно крепкое государство, которое контролирует все уровни общества.

Если ты либерал или либертарианец, то ты четко понимаешь, что весь мир должен крутиться вокруг прав и свобод отдельно взятого человека. В таком случае государство все более превращается в сервисную службу, которая только подсказывает гражданину: «А это ты сам делай! Ты же ответственный! А мы будем только лишь поддерживать функции, которые ты сам, один не потянешь!» И вот в таком «идеальном мире» избиратель делает выбор, только лишь исходя из своей политической позиции: ему все равно, как его избранник выглядит, какова его биография, тот факт, что он прекрасно разговаривает и красиво обещает. Все решает политическая позиция: «Вот этот парень несет идею, и ради этой идеи он готов умереть. А я, соответственно, являюсь сторонником этой идеи, поэтому я его и выберу!» У нас другая ситуация.

Украинский избиратель не имеет политической позиции. То есть, наше общество — политически невоспитанное. Такая у нас история, так нам досталось. Мы патерналистски ориентированы, у нас примерно такая модель — вот нужно выбрать кого-то. Мы не знаем, по каким критериям выбирать, и приходим рано или поздно к упрощенной модели — кто плохой, а кто хороший? Эти две модели друг на друга накладывались и определяли, кто приходит к власти.

Первая модель была территориальной. Она была простой: «Не разбирайся, голосуй за своего! Вот парень из Донецка — голосуй за него. Ну, что же ты будешь голосовать за какого-то чужака из бандеровской глубинки!» И наоборот: «Ну, зачем же голосовать за донецких бандитов и агентов Кремля, лучше за своих ребят — патриотов-националистов!» И этих масс примерно было поровну. Буквально несколько процентов решали, кто возьмет власть. И вторая модель — у украинцев, в отличие от россиян, есть представление: «Воины добра всегда в оппозиции». Даже если я сам выбрал власть, то через некоторое время это уже подлецы, которые не выполняют обещания и воруют наши деньги. Эти две модели все и решали. С одной стороны, две противоборствующих части избирателей. С другой — власть проигрывала следующие выборы тем, кто при власти не был. Как только «оранжевые» в 2005 году стали властью, они уже были обречены проиграть массе людей, которые посчитали Партию регионов оппозицией. Потом бы все опять поменялось. И впервые этот принцип в украинской политике сломан. И все должны понять, почему.

Безусловно, существовала сила наиболее прогрессивных украинцев, которые хотели демонтировать старую систему государства и создать новую. И самым высшим выражением этого стремления был последний Майдан. Но, будем честными, — революция на Майдане началась, но ни черта не завершилась. Теперь говорят: «Мы теперь разочарованы! Оказывается, мы не за то стояли!» Друзья, так мы ничего еще не сделали! Революция для чего происходит? Чтобы поменять элиту и политический строй. Если вспомнить историю — например, дворянскую элиту сменяла буржуазная. Но и менялся политический уклад и строй. И что — у нас поменялась элита? Нет. Для меня нет отличий между Ахметовым, Коломойским, Пинчуком, Порошенко. Эти люди двадцать пять лет создавали систему, главный постулат которой таков: власть создана для того, чтобы ты использовал ресурсы страны для личного обогащения. Для меня ничего не поменялось после того, как семью Януковича отстранили от власти, и ее заменила семья Порошенко. Революция началась, но не закончилась, потому что она не выполнила свою функцию, не сменила элиту. И уклад остался прежний — во власти олигархические кланы. Поэтому не может быть никаких разочарований, мы как общество еще свою работу не сделали.

Другое дело, что мы четко поняли — у каждой революции есть своя цена. Майдан-2013, в отличие Майдана-2004, говорит: «Ребята! Будете терять жизни и будете терять территории!» И поэтому тем, кто хочет эту революцию продолжить и завершить, нужно серьезно подумать, как это сделать с наименьшими потерями. Нельзя забывать и про фактор Путина, фактор России. Путин может сказать (в случае каких-то перемен в Украине и украинской власти, — ONLINE.UA): «Там снова нет легитимной власти, мы должны защищать русскоязычных!» И снова ввести войска. Но мне кажется, что ситуация поменялась.

С одной стороны, я понимаю, что у Путина нет ни единой причины эту войну прекращать, но с другой, я не вижу серьезного ресурса, чтобы Россия могла расширять зону оккупации. Пока что Путина устраивает, сколько ему стоит эта война — и в деньгах, и в жертвах. Международные санкции и потери от санкций, с моей точки зрения, для России не критичны. Да, они хотели бы, чтобы этого не было, но они и привыкли так жить. Вспомним: Советский Союз был серьезной супердержавой, жил за железным занавесом, и все было одной огромной санкцией против него. Сейчас это совсем не так — границы открыты, Россию воспринимают большим субъектом мировой политики, чем, например, Украину. Поэтому революцию нужно завершить. Как, каким образом? Ответ у меня есть.

В ближайшие годы мы не воспитаем нормального осознанного избирателя, который не будет выбирать людей, для которых власть нужна для создания собственного благополучия. Который никогда бы не голосовал за Порошенко: ни за его обещания, ни за его английский язык, ни за его якобы интеллект, ни за его управленческие навыки — мол, бизнес построил, значит, хороший управленец.

Просто нужно четкое понимание — Порошенко и есть суть этой власти, он двадцать пять лет строил бизнес на том, что занимал высокие государственные должности и использовал их для построения собственной империи и своего клана. Окружил себя исключительно коррупционерами. Да и, будем честными, очевидно, что и сам им является. Ведь если ты пользуешься властными полномочиями для повышения собственного богатства — это и есть коррупция.

Так вот, мы не воспитаем избирателя, который будет голосовать за настоящих политиков. А у настоящего политика в жизни только одна цель — мир переустраивать. Не деньги зарабатывать, а переустраивать мир. И чтобы он был достаточно образован для понимания: Украине сегодня прописана «правая политика», то есть капитализм. Мы уже давно в этом мире живем, чтобы понимать: социализм, леваки — это всегда бедность. И мировая история говорит, как только социалисты, социал-демократы, лейбористы приходят к власти — страна беднеет, падает ее экономика, а нам сейчас очень нужна богатая страна.

Но в стране нет критической массы избирателей, которые бы понимали — во власти не место стяжателям, там должны быть политики исключительно правого толка. И если люди этого не понимают, эту мысль им можно навязать извне. У нас появился этот шанс — исчезла территориальная привязка. Украинцы в своем массе понимают: голосовать за политика только потому, что он — «наш земляк», нельзя. Да и не получится. С отходом Крыма и войной на Донбассе так уже не выйдет. Так где же воины света и где воины тьмы? Так вот, нужно понимание: любой человек, имеющий бизнес-активы, хороший он или плохой — во власти ему делать нечего. Даже если вы найдете отличного бизнесмена, который, в отличие от Порошенко, ни разу в жизни не воспользовался властью, то, попав во власть, он окажется в ситуации, когда ему этой властью захочется воспользоваться. Поэтому во власти должны быть только чистые политики — и неважно, как они выглядят, что говорят, главное чтобы там были люди, основная цель которых — переустроить мир. И — очень важно — эти люди должны строить богатое общество, потому что в богатом обществе и бабушки, и пенсионеры, и безработные тоже становятся обеспеченными. Вот если ввести этот критерий и выйти с ним на выборы, то у Украины появится шанс.

ONLINE.UA

Comments

comments