Сергей Гайдай — один из самых востребованных политтехнологов Украины, глава социально-инжинирингового агентства “Гайдай.Ком”. Работал с Виктором Ющенко, Петром Порошенко, Анатолием Кинахом, “Нашей Украиной”, “Народным фронтом”.

В 2008 году Гайдай написал эссе с элементами фантастики “Пособие по захвату власти в Украине. Рекомендации из будущего”, где были даны правильные прогнозы на ближайшие выборы, было сказано о насильственном свержении власти в Украине (в Россию, правда, по той версии, сбежал не Янукович, а Тимошенко, Янукович был посажен под домашний арест), были затронуты темы будущей войны и аннексии Крыма.

Цитата из эссе: “На днях один мой знакомый литератор, автор известной книги об особенностях украинского национального характера, спросил меня: есть ли у меня оружие? По его мнению, в предстоящем социальном хаосе, который неизбежно ожидает Украину, оружие должен иметь каждый приличный гражданин.

Другой мой знакомый, социолог из Донецка, похвастал — начал строить дом в Крыму. Это большая удача. Когда Украина развалится, а, по его мнению, осталось около трех лет, Крым отойдет России. Войска на полуостров введут так же, как в Осетию. Решительно и быстро. Для “защиты” российских граждан, которых уже сейчас целый Севастополь. Ему всегда нравилась Россия, так что он рассчитывает оказаться в ближайшее время ее жителем. И не простым беженцем, а состоятельным гражданином империи — сразу вместе с домом”.

Сергей Гайдай дал интервью в студии ONLINE.UA и рассказал о том, как создавалось “Пособие по захвату власти в Украине”.

— Наше агентство проводило для заказчиков специальные игры, на которых делались прогнозы политической жизни страны. И бывало — на игре моделируешь ситуацию, потом проходит время, смотришь — в жизни происходит нечто похожее.

Подобное было у Савика Шустера на “Свободе слова”. Он умудрялся так собирать людей со всей Украины, что их мнение точно соответствовало социологической выборке. И когда у него в студии шло голосование, оно было адекватно, как если бы голосовала вся страна. У нас на игре, когда анализировали ситуацию, происходило нечто похожее.

А после игры ты должен отдать заказчику документ с выводами, хотя понимаешь, что заказчик редко читает сухие наукообразные документы. И вот я придумал эту монографию — с интригой и художественным вымыслом. Игра была посвящена теме “Как построить партию?”, по некоторым псевдонимам можно догадаться, для кого это делалось. Это был 2008 год. А потом кто-то разместил фрагменты в интернете, и когда я обнаружил, что этот текст с искажениями гуляет в сети, то в 2009 году сам разместил его на своем сайте. Ближайшие выборы были в 2010 году, я предположил, как они будут происходить, это совпало (во втором туре, вполне ожидаемо, встретились Юлия Тимошенко и Виктор Янукович. Победу одержал Янукович, — ONLINE.UA). Затем обратили внимание на предсказания: будет война, захват Крыма. И это еще в черт знает каком году.

— Вы размышляли о том, что предсказания тоже действуют на будущее?

— Есть известный научный принцип: объект зависит от того, кто на него смотрит. Наблюдатель, безусловно, воздействует на объект.

Давайте перейдем к вопросам!

— Камера включена, мы уже пишем. Я думал начать с анализа политтехнологий Дональда Трампа, но сейчас уже логичнее продолжить эту тему со сбывшимися предсказаниями. Вы тогда написали про донецкого социолога, который хвастал, что строит дом в Крыму, чтобы, когда Крым захватит Россия, жить там. Можете теперь назвать его имя, как его судьба сложилась, он переехал в Крым?

— Это Евгений Копатько, довольно известный человек, тогда мы часто пересекались. У него была компания R&B, занимавшаяся маркетинговыми и социологическими исследованиями. Копатько долгое время был консультантом Партии регионов, довольно влиятельным. И как-то в разговоре я от него услышал спич на тему захвата Украины Россией: “Ну ты что, не понимаешь, что Украина — это страна, которой скоро не будет, это искусственное, нежизнеспособное образование!” Я начал слушать с интересом, говорю: “А что будет?” Он рассказал, что Украина войдет в состав “поднимающейся с колен” и расширяющейся России. Я уже знал, что он активно строил дом в Крыму, даже приглашал туда приехать. В то время все в Конча-Заспе строились, это был период, когда донецкие перебирались в Киев, активно осваивали власть. Я спросил: “Почему так далеко, в Крыму?” Так вот, он ответил: “Ты знаешь, я уверен, что все это скоро станет российским, но первым в состав России войдет Крым!” Я тогда воспринял его слова, как глубочайшее заблуждение человека.

Был еще политтехнолог донецкий, не помню фамилию, он написал книгу про Донецко-Криворожскую республику, эта книга стала фундаментом зарождающегося сепаратизма (книга “Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта” написана дончанином Владимиром Корниловым, главой центра Евразийских исследований, — ONLINE.UA). Евгений Копатько стал спонсором издания этой книги.

Тогда, если помните, в Украине в публичной плоскости была еще такая тусовка, их традиционно называли “украинофобами”: Александр Чаленко, Олесь Бузина, Максим Равреба. Такой маргинес полный. Этих людей эти “евразийские” идеи скрепляли, они очень серьезно все это обсуждали. Я тогда все это воспринимал, как колоссальное заблуждение людей, которое пройдет, когда реальность изменится. Но оказалось, что в чем-то они были правы. Некоторые из них попали в Москву, и поговаривают, что судьба их в Москве незавидна, они оказались нафиг там никому не нужны. Помню посты Чаленко, который просил: “Помогите деньгами, а то тут жить трудно!” После убийства Бузины (в апреле 2015 года, — ONLINE.UA) эти люди сильно перепугались, что идет их отстрел, собрали вещи и ломанули: кто в Москву, кто в Крым. Но, в общем-то, предсказание Копатько сбылось: он теперь живет на оккупированной территории, которую считает Российской Федерацией, и у него там имущество.

Цитата из “Пособия по захвату власти в Украине. Рекомендации из будущего”: “Вот так же в далеком 1913 году на южном побережье Крыма российская интеллигенция сидела в кофейнях, пила коньяк и ела татарские чебуреки. Ласковое Черное море, белокаменные дворцы в кипарисах, дамочки в шляпках с собачками на тенистых аллеях парков. Разговоры о судьбах Родины. К тому, что есть революционеры, уже привыкли. Народные волнения и военные поражения 1905-го остались в прошлом. Империя как никогда сильна. В стране экономический подъем. И никто не может поверить, что через пару лет большая война закончится всеобщим хаосом. Ужасами всенародного бунта, голодом, расстрелами, пожарами помещичьих усадеб и горами трупов на фронтах гражданской войны. И очень немногим из них повезет выжить в этом крахе великой империи, сбежав в эмиграцию”.

— Вы сравниваете ситуации в предвоенной Украине и Российской империи: сидели в кофейнях, ели татарские чебуреки, “а завтра была война”. Расскажите, что чувствуете, когда думаете о том, что эта модель будущего сбылась?

— Сбылись более чем… Но, скажу честно, у меня не было радостного потирания рук: вот пишу, что нас ожидает война! Однако все показывало, что цивилизационный конфликт на востоке Украины между тем, что сейчас называют “русский мир”, и Европой рано или поздно может разрешиться войной. Но, буду честным, я надеялся, что ошибусь — войны не хотелось. Ни в каком виде. Вот я в этом произведении себе нафантазирую — пусть это фантазиями и останется. В реальности я никакой войны для себя не видел. И писал я это в абсолютно мирной, благостной Украине. Сейчас ведь многие вспоминают: черт побери! — при Ющенко, 2005-2007-й годы — ведь это были золотые годы! Мирно, экономика росла, достаточно свободно, по крайней мере, в то время пресса точно была свободной, можно было Ющенко критиковать. Я активно критиковал Ющенко, но у меня даже ощущения не было, что это мне хоть чем-то грозит!

А сейчас ситуация поменялась, у меня куда более тревожные чувства. Пишу сейчас что-то против Порошенко, а мне приходят такие сигналы: “Ты знаешь, в Администрации президента это читают, ты там — в черном списке. На телеканалах есть списки людей, которых ни в коем случае нельзя звать на эфиры, ты в эти списки входишь! Потому что ты — зрадофил, критикан власти, и вообще — будь поосторожнее!”

И я к этому серьезно отношусь, потому что нынешняя власть по своим методам воздействия на общество ничем от власти Януковича не отличается. Чуть лучше с пиаром у них, они лучше освоили актерские навыки, но по своей сути они такие же.

Так вот, когда ты находишься в мирном, благостном периоде, трудно представить, что может быть по-другому. Вспоминается недавняя социальная реклама. Женщина приходит утром в ванную, начинает чистить зубы, смотрит в зеркало и видит другую реальность: она так же заходит в ванную, но совершенно в другой ситуации. Женщина пытается собрать все зубные щетки, а сзади семья сидит на баулах, видно, что они собираются бежать.

Это то, что произошло с донбасскими жителями, когда они в один день собирали чемоданы и бежали. У меня есть знакомая, которая на последнем поезде уехала в Киев. На следующий день поезд “Донецк-Киев” уже не ходил. А квартира ее находилась в районе аэропорта, где шли активные бои.

Всем трудно поверить, что “завтра будет война”, когда у тебя мир на дворе, кофейни работают, и ты спокойно общаешься с идеологическими противниками. “Вот Россия придет, захватит Крым!” — “Да бросьте, ребята, что за чушь! О чем вы говорите?”

— О Крыме. Я вспомнил, что вы серьезно занимаетесь альпинизмом. С Крымом что-то личное связано? — Люди из альпинистской секции в Одессе, в которую я ходил, нашлись еще до “Одноклассников” в каких-то чатах, и мы стали собираться на мысе Айя, под Куш-Кайя — лазили по скалам, жгли костры. Большинство, конечно, приезжало из России.

И я помню это состояние, когда ты прыгаешь в машину и попадаешь в Крым: едешь по ночным крымским дорогам, идут парень и девушка с рюкзаками, ты останавливаешься: “Ребята, подвезти?” — “Да, конечно!” Как можно было воспринимать Крым как враждебную территорию? Крым был очень украинским, с моей точки зрения, я помню это состояние.

А сейчас секции больше нет. Там альпинисты тоже собираются, но только российские, украинцы туда не едут. Россияне говорят: “Акт справедливости произошел, Крым вернулся домой!” А мы говорим: “Какое “домой”?!” Все перессорились в сети. Эти люди мне глубоко чужды, и ни у какого костра я с ними собираться больше не хочу. Хотя альпинизмом продолжаю заниматься, езжу в большие горы.

ONLINE.UA

Comments

comments