Валентина Самар

Одно из самых больших зол, которое мы впустили в свою жизнь вместе с гибридной войной России, — дезориентация. Стирающая грань между состоянием войны и мира и нашим представлением о них в координатах “свой/чужой”.

К классическому набору “переодеваний” и “ихтамнету”, известных еще со времен Трои, добавились киберспецоперации, “выключающие” не только конкретных людей и их группы, но и целые системы государственного управления. Но в любых войнах ищут уязвимые места противника — будь то люди или программы. Коррумпированная и клановая Украина в этом плане уязвима со многих сторон, одна из которых — игнорирование видимых преимуществ и недооценка скрытых возможностей. Чтобы собрать их в кулак против внешнего врага, важно не зацикливаться на том, созданы они благодаря или вопреки нашей воле; упали под ноги из-за разини-противника или были лабораторно выпестованы; разработаны контрразведкой или придуманы по случаю шуточным флешмобом в соцсети. Увы, люди, принимающие решения, прежде всего смотрят на точку встроенности в схему или цвет условного партбилета. И именно эти действия добавляют к волне разрушений новый толчок — размывание границ правового коридора, который спасает в случае, когда “не знаешь как поступить — поступай по закону”.

В России если цель поставлена, могут быть только одни “соревнования”: кто дальше, выше и, главное, быстрее рядом стоящего прыгнет к достижению цели, поставленной Путиным или любым другим начальником помельче. Да, отчасти это можно объяснить и авторитарностью правления, и имперскостью мышления. И под результат подверстывают все, включая молниеносное законодательное обеспечение (вспомните “конституционность” аннексии Крыма).

В нашем же случае мы наблюдаем ремейк 90-х: мальчики сменили адидасы на Brioni, но смысл тренированных телодвижений тот же. Наверху воюют не за Родину. Тех, кто за нее воюет по-честному и на разных фронтах, к принятию решений подпускают не ближе, чем на расстояние выстрела. А барьером-оправданием выступает не всегда соответствующий реалиям закон.

Очередная волна обвинений власти сегодня связана с распоряжением Кабмина по утверждению “Плана мероприятий, направленных на реализацию некоторых принципов государственной внутренней политики по отдельным районам Донецкой и Луганской областей, где органы государственной власти временно не осуществляют свои полномочия” (далее — План мероприятий). Документ, нигде публично не обсуждавшийся (первый минус), вызвал бурю возмущений и обвинений — вплоть до госизмены. При этом ни одна из сторон политического скандала не обременяет себя усилиями для диалога (минус второй), вынося разбор ситуации на уровень примитивного партийной склоки. Сознательная часть общества, между тем, ждет ответа на вопрос: а что документ означает в свете достижения главной цели — освобождения Донбасса, а затем и Крыма, окончания войны путем победы и восстановления границ суверенной Украины?

Нож в спину. Вид спереди

Зампредседателя ВР Украины Оксана Сыроид принятие КМУ Плана мероприятий назвала “ножом в спину” украинскому народу и выполнением российского сценария интеграции в Украину незаконных “ДНР/ЛНР”, при полном игнорировании решения Верховной Рады о признании отдельных районов, городов, поселков и сел Донецкой и Луганской областей временно оккупированными территориями. При этом Оксана Сыроид отмечает, что в документах Кабмина уже давно нет “упоминания не то что о войне, даже об АТО нет упоминания, — речь идет о вооруженном конфликте на востоке Украины, который неизвестно откуда появился”. Фракция партии “Самопоміч” обвиняет правительство в госизмене и требует расследования законности принятия Распоряжения.

Разработка Плана мероприятий принадлежит Министерству по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (далее — МинВОТ). Министр Вадим Черныш в серии интервью после его принятия отсылает всех оппонентов к международному законодательству и практике международных судов, а также действующих гуманитарных программ ООН, где применяются все употребляемые в кабминовских и министерских документах спорные термины. В последнем случае: вместо оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей, определенных Постановлением ВРУ, — неподконтрольные правительству территории или территории, над которыми РФ осуществляет эффективный контроль. Под термином “эффективный контроль” международные институции понимают, в частности, фактическое управление территорией, осуществленное другим государством, не признающим факт своего вмешательства.

МинВОТ публикует на своем сайте инфографику, призванную пояснить непосвященным гражданам и мотивированным оппонентам, что нет разницы в степени ответственности агрессора, назови ее оккупированной или такой, где Россия имеет эффективный контроль. Международный суд ООН, говорит министр Вадим Черныш, уже наработал практику решений по таким вооруженным конфликтам — от прецедента Никарагуа до Югославии, а потому, по его словам, важно в официальных украинских документах использовать именно такую терминологию и определения. Министр убежден. Что это позволит получить искомое решение судов и помощь международных институтов в восстановлении Донбасса.

Последнее автоматически рождает версию: не ради ли “распила” сотен миллионов долларов международной помощи Кабмин утвердил План мероприятий для жителей оккупированных (де факто) территорий, который предполагает предоставление услуг и помощи, вызывающих сарказм и горькую иронию. Как то: предоставление жителям неподконтрольных территорий психологических, социально-медицинских, юридических, информационных услуг и услуг по трудоустройству. Обещание права на свободный доступ к образованию, организацию и проведение культурных мероприятий — выставок, презентаций, концертов, спектаклей, спортивных состязаний. В преамбуле Распоряжения КМУ, конечно, обозначено, что все эти мероприятия будут осуществляться “в условиях предупреждения, недопущения каких-либо действий, направленных на легитимизацию незаконных вооруженных формирований или террористических организаций”. Но представить круглые столы по толерантности на оккупированных территориях, согласитесь, почти невозможно. Вот собрались вы на выставку детского рисунка за мир — а тут приходит “Гиви”.

Министр Черныш утверждает следующее: во-первых, все мероприятия будут проводиться только на контролируемой территории (люди с ОРДЛО будут туда приезжать). Во-вторых, финансирование всего перечня мероприятий ведется по Плану гуманитарного реагирования ООН, ни копейки бюджетных денег в нем нет, а потому администрирование программы ООН осуществляют они сами. На 2017 год предусмотрено 214 млн долл. США, в партнерах — более 200 неправительственных организаций, в основном местных. То есть чиновников к этим деньгам не допускают.

Попутно напомним украинским налогоплательщикам, как расходуются бюджетные деньги на “восстановление Донбасса”. В виде субвенций на контролируемые территории вернулись 3,8 млрд гривен. Но, по данным МинВОТ, в Донецкой области за полгода освоили всего 5% средств, а в Луганской области — 14%.

Контролируемые на неподконтрольной

Большое недоумение со стороны критиков в Плане мероприятий вызвали пункты о предоставлении неких льгот (не в плане налогообложения, а в процедуре отчетности) для предприятий на НКТ, названных контролируемыми. Представить себе что-либо в “ДНР/ЛНР” неподконтрольное оккупантам или их местным посипакам, конечно, трудно. Тем не менее, в документе есть упоминание о двух госкомпаниях — “Укрзалізниця” и “Укренерго” — а названия частных мы выяснили в интервью с министром Вадимом Чернышом.

— Вадим Олегович, каким образом правительство контролирует госкомпании в оккупированном Донбассе?

— “Укрзалізниця” диспетчеризируется из Киева, поскольку есть объекты, до сих пор работающие в единой энергосистеме. “Укрзалізниця”, по нашему мнению, и энергосистема, и предприятия, которые работают, как раз и показывают отличие НКТ (неконтролируемых территорий) Донбасса от того, что есть в Автономной республике Крым. Это необходимо, если мы хотим, чтобы эти предприятия продолжали работать, экспортировать. А они не могут продать продукцию без подтверждения Украиной сертификатом происхождения, это украинский товар. Сертификат так просто не получишь.

— А сколько там предприятий-экспортеров?

— Я сейчас все не перечислю, но есть. Это предприятия “Метинвестхолдинга” и корпорации ИСД. (Министерство предоставило ZN.UA перечень предприятий без уточнения объемов поставок продукции на экспорт: “Метинвестхолдинг” (6 874 человека). ПАО “Енакиевский металлургический завод” — металлопродукция непрерывнолитой заготовки, уголки, швеллеры, балки, профили для судо- и машиностроения, прокат арматурный для строительства; СП ОАО “Метален — сталь”; ЗАО “Макеевский металлургический завод” — чугун, сталь и ферросплавы. “Индустриальный союз Донбасса” (7238 человек). Страны-импортеры — Беларусь, Болгария, Венгрия, Германия, Египет, Колумбия, Литва, ОАЭ, Польша, Россия, Румыния, Саудовская Аравия, Словакия, Турция, Украина, Хорватия, Чехия, Эстония. ПАО “Алчевсккокс” — кокс доменный, кокс доменный из трамбованной шихты, орешек коксовый, коксовая мелочь, а также сопроводительная продукция — бензол сырой каменноугольный, смола каменноугольная, кислота серная, аммония сульфат коксохимического производства; ПАО “Экоэнергия”; ПАО “Алчевский металлургический комбинат” — металлургическая и коксовая продукция.)

— Вы говорите, что мы контролируем подачу электроэнергии на неконтролируемую территорию. Я согласна с тем, что в этом есть и плюс — это нити, которые ее удерживают и делают зависимой от Украины. Но эту электроэнергию используют не только наши граждане, но и российские военные подразделения, и армейские корпуса террористических организаций “ДНР-ЛНР”.

— Я об этом не знаю. Если вы думаете, что там лампочка у кого-то в казарме горит, — возможно, но я это не могу проверить. Но речь идет и о том, что контролируемые территории зависят от неконтролируемых. Энергосистема построена таким образом, что она связывает эти территории, делает их взаимозависимыми. Нет здесь никакой проблемы. Электроэнергия, производимая на неподконтрольных территориях, идет в населенные пункты, располагающиеся на подконтрольной. Линии идут. Они не выбирают линию столкновения, ЛЭП пересекают линию соприкосновения много раз. То есть мы взаимосвязаны.

— Это понятно. Хотя в крымском случае довольно быстро нашли возможность эту зависимость перекольцевать. Как объяснить гражданам на остальной территории Украины, что здесь нет измены? Что мы не обеспечиваем таким образом энергоресурсами тех, кто убивает наших людей?

— Мы их не обеспечиваем. Их обеспечивает Российская Федерация, а не Украина.

— Назовите цифры.

— Я что вам, управление разведки?

— Вы можете сказать, какая генерация идет из РФ?

— В Луганской области самый проблемный вопрос в том, что Луганская ТЭС расположена на линии соприкосновения. От нее питается вся контролируемая правительством Украины территория Луганской области. Это единственный источник электроэнергии. Она расположена на линии соприкосновения в Счастье. Буквально за несколько сот метров — уже неконтролируемая территория. Постоянно обстреливается, есть повреждения, а в случае обострения боевых действий на том участке есть очень большая угроза, что электростанция может быть повреждена. Если так случится, не дай Бог, то без света останутся как территории, расположенные на подконтрольной части Украины, так и объекты на неподконтрольной. Уголь для этой станции находится на неподконтрольной территории. То есть если ты не привезешь угля с неподконтрольной части, то на подконтрольной не будет света. И наоборот — если ты перекроешь свет на неподконтрольной территории, тебе перекроют поставку угля. И так же по всей линии с газоснабжением, водоснабжением и так далее.

— То есть цена принципиального решения: если не давать электроэнергию, чтобы ею не пользовались оккупанты, то без этих ресурсов останутся и подконтрольные территории.

— Вы правильно поняли, но я думаю, что оккупантов, как вы называете, или незаконные вооруженные формирования обеспечивает на самом деле Российская Федерация. Одним из признаков эффективного контроля агрессора является военный компонент, но есть также и социальный, финансовый, экономический. Это и есть признак того, что РФ эффективно контролирует эти территории. Потому что она не только военную технику дает — в конце концов, деньги на оплату также поступают. Поэтому если водоснабжение осуществляется для полумиллиона человек, а ее пьют в казарме какие-то сепаратисты, что нам теперь — полмиллиона оставить без воды?

— Отдельная тема — “Укрзалiзниця”. Как вы ее контролируете, если по ней поставляется российская бронетехника, вооружение, цистерны с топливом. и люди, обслуживающие железную дорогу и станции, получают в “Укрзалізнице” зарплату?

— Сегодня г-н Бальчун сообщил цифры: обеспечение энергетической безопасности Украины осуществляется путем перевозки энергетического угля с неподконтрольных территорий. 17 тысяч человек были переведены и работают на украинскую компанию “Укрзалізниця”. Это означает, что эти люди обеспечивают функционирование в режиме, при котором диспетчеризация происходит с территории, контролируемой Украиной, оплата всех платежей предприятиями, которыми пользуется “Укрзалізниця” на неподконтрольной территории, осуществляется в расчетном центре на подконтрольной территории, люди получают зарплату непосредственно с контролируемой территории. О том, что там ездят какие-то (российские. — Ред.) поезда, я могу просто сказать, и даже можно в Интернете информацию найти: вы знаете, что часть дороги проходила по территории Луганской области, которая выходит с территории РФ и вновь возвращается в Россию. И раньше россияне ее использовали. Железнодорожные войска РФ в 2014 году построили отдельную ветку, которая обеспечивает подвоз военных грузов, оружия и так далее. Есть рельсы, есть железнодорожные войска РФ, которые проводят эти грузы туда, куда им нужно — это не украинцы делают. Наличие колеи не означает, что это украинская железная дорога.

— В сводках украинской разведки по поводу эшелонов из России с бронетехникой, боеприпасами, и даже “Градами” фигурируют станции Дебальцево и Иловайск. Кто их контролирует? Там работают сотрудники “Укрзалізниці”?

— Там есть люди, которые не работают на украинскую железную дорогу. В “Укрзалізниці” было 26 тыс. человек, сейчас 17 тыс. Вы можете поговорить об этом с “Укрзалізницей”. Но еще раз повторю: диспетчеризация осуществляется с территории, контролируемой государством. Неужели вы думаете, что наш диспетчерский центр пропускает с неконтролируемой части украинской границы какие-то поезда или автомобили?

Московские прятки

Я расскажу, как приходят российские эшелоны с вооружением и топливом. Официально разведчики об этом не говорят, они только сообщают нам даты и содержимое военных эшелонов, очень точно. Неофициально это выглядит так: перед прибытием эшелона на станцию заходят российские военные железнодорожники без опознавательных знаков, выгоняют оттуда сотрудников “Укрзалізниці”, выключают все датчики, принимают состав, охраняют его, осуществляют выгрузку и тут же отправляют платформы обратно.

То есть, власти Украины — как военные, так и гражданские закрывают глаза на это вторжение. Цена этой договоренности на слепоту и обездвижение должностных лиц неизвестна, но, наверное, находится где-то в коридорах контрабанды, которая продолжает процветать на линии соприкосновения.

Недавно узнала, что у любимой детской игры есть еще и такая — московская разновидность. Это когда водящий игру не просто считает до 10, пока все спрячутся, а с помощью дощечки (прыгая на нее) разбрасывает палочки. А пока собирает — остальные прячутся.

Полгода назад ZN.UA публиковало интервью с министром Вадимом Чернышом о Концепции госпрограммы Возобновления и развития мира в восточных регионах Украины. Саму госпрограмму еще не приняли. Упомянутый План мероприятий к ней отношения не имеет — это лишь шаг навстречу пожеланиям западных партнеров. Они ведь лучше нашей власти знают, что нам нужнее…

Если в “шапке” названия Плана мероприятий сменить географию — с районов Донбасса на АР Крым и Севастополь, мы получим почти полный перечень требований, которые уже третий год выставляют власти крымские организации — правозащитные, медийные и прочие…

Да, Крым имеет законодательно закрепленный и соответствующий международным критериям статус оккупированных территорий. Но это никак не помогает защитить права украинских граждан, их имущество и бизнес. Коррумпированная власть защитила свой большой бизнес — для него придумали СЭЗ “Крым”, а простых смертных наградили статусом нерезидентов (лоббировался недобросовестными банками, “простившими” своим клиентам их вклады). Поэтому в Крыму компании олигархов Ахметова, Фирташа, Косюка и бизнесов калибром помельче платят налоги только оккупантам. В Донбассе есть “прогресс” — они платят налоги в украинскую казну и могут реализовать продукцию только с разрешения правительства (красная лампочка коррупциоемкости).

В эти дни, когда российская репрессивная махина в Крыму докатилась до адвокатов и правозащитников — последних храбрецов, защищающих украинских и крымскотатарских политических узников, поднялась очередная общественная волна требований допустить на полуостров международные правозащитные организации.

В Донбассе они есть. Их мандат необходимо отстаивать и расширять. Надо ценить и использовать все те возможности, которые есть у государства и международного сообщества. И с этой исходной позиции двигаться к освобождению территорий.

Зеркало недели

Comments

comments