Михаил Жирохов

Одной из самых уникальных операций начального периода войны на Донбассе стало освобождение города Дзержинск (ныне — Торецк) силами исключительно отрядов спецназа.

Cемидесятипятитысячный город расположен в 16 километрах к северо-западу от ныне захваченной боевиками Горловки. В апреле 2014 года при прямом попустительстве местных силовиков он тоже был взят под контроль пророссийскими боевиками.

После освобождения Славянска и Краматорска горловский полевой командир «Бес» превратил город в один из форпостов для своей группировки, стянув туда большое количество живой силы.

Однако развитие ситуации требовало от украинского командования взять под контроль этот достаточно важный стратегический населенный пункт.

Тогда была разработана уникальная операция, для выполнения которой стянули два лучших на тот момент отряда спецназа — 73-й отдельный морской центр специального назначения ВМСУ и Отдельной центр Сил спецопераций ВСУ.

Было решено действовать небольшими силами — группами спецназа по 8-10 человек, рассчитывая больше на внезапность и отменную подготовку.

Планировалось, что две группы с двух сторон войдут в город, минуя блокпосты боевиков, и захватят ключевую позицию в его центре — здание горсовета. Еще пару групп должны были блокировать пути подхода подкреплений противника до тех пор, пока в город не войдут основные силы ВСУ и Нацгвардии.

Ранним утром 21 июля всего 8 бойцов просочились в город и стали выдвигаться к основной точке. Один из бойцов, принимавших участие в том бою (ФИО и позывной по понятной причине опускаем), рассказывал: «Ночью были на марше, к 6:00 зашли в город. Наша группа заехала через тыловой блокпост и пошла к центру. По пути сняли дозор. Где-то между 7:00 и 8:00 услышали стрельбу. Вышли в центр и заняли „зелёнку“ возле здания мэрии». Их задачей была прежде всего корректировка огня артиллерии и авиации.

Тем временем первая группа (основная), в которой было 33 человека, вошла в город с другой стороны. И практически сразу в парковой зоне ими была обнаружена брошенная инженерная машина разграждения ИМР-2 (одна из трех захваченных в Краматорске и вывезенная отступающими боевиками Стрелкова). Кстати, это был один из первых трофеев украинской армии. Позже машина была передана в одну из механизированных бригад и потеряна в августе уже под Иловайском.

На одном из перекрестков группа попала в засаду. Бойцы с молниеносной скоростью рассредоточились и вступили в бой. За считанные минуты пятиэтажка, откуда велся огонь, была заблокирована. После чего сопротивление террористов продлилось недолго. Попытка отойти была жестко пресечена — у противника появились первые убитые и пленные. Вскоре группа продолжила свой путь, выйдя к горсовету, который был пуст.

Однако по разным причинам блокировать Дзержинск не удалось, и противник успел перебросить мобильную группу, в которую входили в том числе и пара танков — для не имевших противотанкового вооружения спецов это было самое страшное. Спецназовцы оказались блокированными в административном здании, которое противник стал методично расстреливать.

Командир основной группы — капитан 1-го ранга Эдуард Шевченко (позывной «Борода») из 73-го центра впоследствии вспоминал: «Я не стал просить врагов построиться и рассчитаться — они, наверное, отказались бы, — но, навскидку, там было более сотни человек. Из техники, насколько я могу судить, два танка и БТР, плюс автомобили. Забегая вперёд — по окончании боя на здании насчитал 29 попаданий только из танковой пушки.

Били и из РПГ, и из „Шмелей“»

После одного из попаданий здание загорелось. Причем из-за того, что тут только что сделали «евроремонт», горящий подвесной потолок давал много черного и едкого дыма.

К счастью, в боекомплекте Т-64 были только осколочные снаряды. Если бы нашлись фугасы, то здание сложилось бы, как карточный домик. А так спецназ смог достаточно активно сопротивляться: как только один из танков подъехал достаточно близко к зданию, то сразу же получил гранату из РПГ. Известна и фамилия бойца — Артем Котенко. Как вспоминал впоследствии Шевченко, «танк подошел близко к зданию и обстреливал его. Он взял РПГ-26, вышел, выстрелил, но первая граната прошла вскользь. Танк выстрелил в ответ. Артем уже контуженый, как сейчас помню, он уже плохо слышал, но кричал сильно: «Я его „уработаю“. Берет второй РПГ, выходит на позицию и бьет между башней и корпусом. Башню клинит, танк загорается, они начинают отходить, спустя время подходит подмога». Также был поврежден и брошен БТР.

В итоге после семичасового боя, в ходе которого блокированных спецназовцев активно поддерживали артиллерия и авиация, и подхода наших подкреплений боевики под угрозой полного блокирования города были вынуждены ретироваться, потеряв несколько человек убитыми. К вечеру 21 июля 2014 года над горсоветом взвился украинский флаг.

Со сгоревшим зданием связан и один самых устойчивых мифов того периода. Сразу же после освобождения города пророссийски настроенные дзержинцы радовались гибели в пожаре украинских военнослужащих, причем в сети были опубликованы несколько аматорских видео с соответствующими описаниями. Но позднее среди горожан был распространен слух о том, что здание подожгли наступавшие нацгвардейцы и в пожаре сгорели пленные боевики. Кстати, именно эту версию с тех пор пересказывают друг другу большинство «ватных» дзержинцев.

Очень показательно, что, несмотря на довольно серьезное сопротивление, из 41 штурмовика не погиб никто. Хотя ранения в основной группе получили несколько человек: один — в результате попадания 12,7-мм пули по касательной, другой был контужен, еще двое получили осколочные ранения.

Из восьми бойцов второй группы один был ранен тяжело, остальные получили легкие ранения.

Фраза

Comments

comments