СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ОБОРОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ — ПЕРВОЕ ОБСУЖДЕНИЕ «БЕЛОЙ КНИГИ» РЕФОРМЫ ВСУСТРАТЕГИЧЕСКИЙ ОБОРОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ — ПЕРВОЕ ОБСУЖДЕНИЕ «БЕЛОЙ КНИГИ» РЕФОРМЫ ВСУ

Юрий Бутусов.

21 января в Министерстве обороны состоялось знаковое событие – круглый стол с участием общественности на тему «Основные направления оборонной реформы и ее имплементации в документах оборонного планирования. В качестве предмета для обсуждения был предложен проект Стратегического оборонного бюллетеня. Впервые на основе новой Стратегии национальной безопасности и новой Военной доктрины создан проект стратегии реформирования. Без такого плана невозможно начать структурные реформы в МО и ВСУ.

Сразу отмечу — документ не секретный — это должна быть «Белая книга» оборонного планирования.

Что важно отметить? Впервые были приглашены для обсуждения эксперты извне МО для критики проекта , а не для похвалы. Впервые обсуждалась не концепция создания, а готовый документ. Впервые зафиксировано, что «стандарты НАТО» — это не какая-то чистая абстракция, а некие конкретные обязательства, которые более детализированы, чем политический план Украина-НАТО, утвержденный указом Президента. Заседание шло под руководством первого заместителя министра обороны Руснака, а от Генштаба — генерала Владимира Аскарова, руководителя рабочей группы ГШ по военной реформе. Присутствовали сотрудники миссии НАТО, другие иностранные эксперты.

Теперь по сути Стратегического оборонного бюллетеня. Там записано очень много правильных и четких мыслей, и понятен главный посыл документа — показать, что Украина собирается системно внедрять стандарты НАТО во всех сферах ВСУ и МО. Ко всему, что записано в бюллетене, претензий и острых замечаний у присутствующих по сути не возникло. Все эксперты были в целом позитивно настроены и отмечали конструктивный характер инициативы МО по общественному обсуждению. Однако возникло много вопросов по существу к тому, чего нет в СОБе.

Самый большой вопрос — а почему стандарты НАТО надо внедрять до 2018 года? Да. Если мы говорим о военной технике, о боевой подготовке, то конечно, это требует времени. Но чтобы поменять систему управления — и заменить абсолютно неэффективный управленческий алгоритм на натовский, на децентрализованную систему принятия решений, повысить ответственность руководителей, не надо много ресурсов, не надо много времени. Кадры есть. Как это сделать — понятно.

Дело в том, что аналогичные СОБу документы оборонного планирования и «Белые книги» уже были разработаны 7-8 лет назад при министре обороны Анатолии Гриценко. Причем под руководством самого генерала Владимира Аскарова, который был начальником Главного управления оборонного планирования Генштаба. Сотни офицеров прошли подготовку в штабных колледжах НАТО.

В заседании принимал участие генерал-полковник Владимир Можаровский — который уже создавал Объединенное оперативное командование и понимает весь объем задач — сейчас он сотрудник Центрального научно-исследовательского института МО. И он высказал мудрые замечания по проекту:

1. Традиционная ошибка всех реформ в МО — это то, что ответственность за реформу берет на себя не вся власть, правительство и президент, а само Минобороны. Реформа остается внутриведомственным вопросом, и это приводило к провалу все предыдущие реформы.

2. Силы обороны — это только один из шести факторов безопасности государства. Нерационально рассматривать стратегию реформы сил обороны в отрыве от стратегии реформы безопасности всего государства.

3. Декларация о перевооружении ВСУ отечественным оружием к 2023 году требует детализации и уточнений. Потому что возможности отечественного ВПК закрывают только небольшую номенклатуру потребностей в вооружении.

4. Стандарты НАТО необходимо внедрять не только в армии — но и прежде всего в экономике ее жизнедеятельности. Развитие экономики, реформы отраслей обеспечения армии — это ключевые факторы укрепления обороноспособности. Без сильной экономической базы реформы невозможны.
5. Сократить дублирование функций между ГШ и МО, которое сохранено в текущей редакции.

Можаровский предложил принять редакцию СОБа за основу, и доработать.

Леонид Поляков, бывший заместитель министра обороны, который также много лет занимался проектами реформ по натовским стандартам, отметил:

1. Волонтеры не могут подменить собой и заменить систему военного управления. Это могут сделать только профессионалы под надежным гражданским контролем.

2. СОБ не решает проблем оперативно-стратегического управления. Генштаб является организацией-«монстром», который совмещает слишком много функций и не может эффективно управлять войсками, как показал ход боевых действий. В странах НАТО Генштаб нашего формата есть только в Турции — там где армия является одним из самых важных политических институтов в стране.

3. Необходимо изменение системы призыва. Существующая система совершенно неэффективна и не отвечает реалиям.

Иван Руснак отметил, что проект военной реформы предусматривает четкое разграничение функций планирования, обеспечения и оперативного управления силами обороны, и руководство Минобороны понимает насколько значимо такое разграничение для правильной организации.

Я сказал о проблемах, которые мне прежде всего бросились в глаза в оборонном бюллетене:

1. Документ регламентирует более политическую, чем военную составляющую проблемы безопасности. Главный недостаток — отсутствие определения военных угроз. Это не позволяет определить приоритетность решения и глубину изменений, которые требует реформа сил обороны. Планирование должно начинаться с четкого определения целей и задач, которые должна решать реформа. Нам не нужны стандарты ради стандартов — нам нужен результат — изменение качества ведения боевых действий и профессионализм боевых частей на передовой, и готовность к противодействию в случае масштабной российской агрессии. Пока не заданы цели, невозможно выработать критерии оценки оборонного планирования. Кстати. В первой редакции СОБа была попытка дать определение характеру военных угроз, но во второй редакции этот раздел вообще убрали. Видимо, авторы СОБа рассчитывали, что этот вопрос должна определять Военная доктрина — но там этого нет. А ведь надо знать — к какой именно войне мы готовимся и какие сценарии?

2. Не указана концепция боевого применения сил обороны. Как именно применяется армия, какой вид боевых действий для нее является оптимальным, какие цели достигаются в случае локального конфликта и в случае глобальной войны. Неправильная концепция приводит к неправильному направлению реформ и неадекватному расходованию ресурсов. Я, например, считаю ошибкой Президента и Минобороны объявлять 2016-й годом развития Воздушных сил. Не потому даже, что оно не отвечает характеру боевых действий. А потому, что это решение не мотивировано и не обосновано документами оборонного планирования. Мне кажется, что пора перестать принимать решения с колес, государственные решения должны иметь необходимое обоснование.

3. Реформа сил обороны — это должно быть решение и ответственность Президента и правительства, и реформа необходима прежде всего в сфере оборонно-промышленного комплекса. «Укроборонпром» в нынешнем виде — мертвая структура, которая также требует глубокой реформы, и только в таком случае планы перевооружения армии станут реалистичными.

4. Опыт успешных военных реформ во время войны показывает, что вначале руководство государства четко и емко определяет виды угроз, наличные ресурсы, стратегию и тактику действий, и уже под эти четко обозначенные цели разрабатываются документы оборонного планирования. Опыт Израиля для нас был бы крайне полезен как образец методологического подхода. Как сделать и что сделать и кому сделать — люди и интеллект в нашей армии, по счастью, есть.

В целом круглый стол прошел удачно. Мне показалось, что руководство МО реально стремится не просто провести мероприятие для имитации, чтобы снова поговорить про «стандарты НАТО» на примере каких-то вещей, а показать нашим партнерам по НАТО открытую дискуссию и готовность к структурным изменениям. Что ж, критика прозвучала. Посмотрим, какие будут дальнейшие шаги, и будет ли что-то учтено.

«Цензор.НЕТ»Юрий Бутусов.

21 января в Министерстве обороны состоялось знаковое событие – круглый стол с участием общественности на тему «Основные направления оборонной реформы и ее имплементации в документах оборонного планирования. В качестве предмета для обсуждения был предложен проект Стратегического оборонного бюллетеня. Впервые на основе новой Стратегии национальной безопасности и новой Военной доктрины создан проект стратегии реформирования. Без такого плана невозможно начать структурные реформы в МО и ВСУ.

Сразу отмечу — документ не секретный — это должна быть «Белая книга» оборонного планирования.

Что важно отметить? Впервые были приглашены для обсуждения эксперты извне МО для критики проекта , а не для похвалы. Впервые обсуждалась не концепция создания, а готовый документ. Впервые зафиксировано, что «стандарты НАТО» — это не какая-то чистая абстракция, а некие конкретные обязательства, которые более детализированы, чем политический план Украина-НАТО, утвержденный указом Президента. Заседание шло под руководством первого заместителя министра обороны Руснака, а от Генштаба — генерала Владимира Аскарова, руководителя рабочей группы ГШ по военной реформе. Присутствовали сотрудники миссии НАТО, другие иностранные эксперты.

Теперь по сути Стратегического оборонного бюллетеня. Там записано очень много правильных и четких мыслей, и понятен главный посыл документа — показать, что Украина собирается системно внедрять стандарты НАТО во всех сферах ВСУ и МО. Ко всему, что записано в бюллетене, претензий и острых замечаний у присутствующих по сути не возникло. Все эксперты были в целом позитивно настроены и отмечали конструктивный характер инициативы МО по общественному обсуждению. Однако возникло много вопросов по существу к тому, чего нет в СОБе.

Самый большой вопрос — а почему стандарты НАТО надо внедрять до 2018 года? Да. Если мы говорим о военной технике, о боевой подготовке, то конечно, это требует времени. Но чтобы поменять систему управления — и заменить абсолютно неэффективный управленческий алгоритм на натовский, на децентрализованную систему принятия решений, повысить ответственность руководителей, не надо много ресурсов, не надо много времени. Кадры есть. Как это сделать — понятно.

Дело в том, что аналогичные СОБу документы оборонного планирования и «Белые книги» уже были разработаны 7-8 лет назад при министре обороны Анатолии Гриценко. Причем под руководством самого генерала Владимира Аскарова, который был начальником Главного управления оборонного планирования Генштаба. Сотни офицеров прошли подготовку в штабных колледжах НАТО.

В заседании принимал участие генерал-полковник Владимир Можаровский — который уже создавал Объединенное оперативное командование и понимает весь объем задач — сейчас он сотрудник Центрального научно-исследовательского института МО. И он высказал мудрые замечания по проекту:

1. Традиционная ошибка всех реформ в МО — это то, что ответственность за реформу берет на себя не вся власть, правительство и президент, а само Минобороны. Реформа остается внутриведомственным вопросом, и это приводило к провалу все предыдущие реформы.

2. Силы обороны — это только один из шести факторов безопасности государства. Нерационально рассматривать стратегию реформы сил обороны в отрыве от стратегии реформы безопасности всего государства.

3. Декларация о перевооружении ВСУ отечественным оружием к 2023 году требует детализации и уточнений. Потому что возможности отечественного ВПК закрывают только небольшую номенклатуру потребностей в вооружении.

4. Стандарты НАТО необходимо внедрять не только в армии — но и прежде всего в экономике ее жизнедеятельности. Развитие экономики, реформы отраслей обеспечения армии — это ключевые факторы укрепления обороноспособности. Без сильной экономической базы реформы невозможны.
5. Сократить дублирование функций между ГШ и МО, которое сохранено в текущей редакции.

Можаровский предложил принять редакцию СОБа за основу, и доработать.

Леонид Поляков, бывший заместитель министра обороны, который также много лет занимался проектами реформ по натовским стандартам, отметил:

1. Волонтеры не могут подменить собой и заменить систему военного управления. Это могут сделать только профессионалы под надежным гражданским контролем.

2. СОБ не решает проблем оперативно-стратегического управления. Генштаб является организацией-«монстром», который совмещает слишком много функций и не может эффективно управлять войсками, как показал ход боевых действий. В странах НАТО Генштаб нашего формата есть только в Турции — там где армия является одним из самых важных политических институтов в стране.

3. Необходимо изменение системы призыва. Существующая система совершенно неэффективна и не отвечает реалиям.

Иван Руснак отметил, что проект военной реформы предусматривает четкое разграничение функций планирования, обеспечения и оперативного управления силами обороны, и руководство Минобороны понимает насколько значимо такое разграничение для правильной организации.

Я сказал о проблемах, которые мне прежде всего бросились в глаза в оборонном бюллетене:

1. Документ регламентирует более политическую, чем военную составляющую проблемы безопасности. Главный недостаток — отсутствие определения военных угроз. Это не позволяет определить приоритетность решения и глубину изменений, которые требует реформа сил обороны. Планирование должно начинаться с четкого определения целей и задач, которые должна решать реформа. Нам не нужны стандарты ради стандартов — нам нужен результат — изменение качества ведения боевых действий и профессионализм боевых частей на передовой, и готовность к противодействию в случае масштабной российской агрессии. Пока не заданы цели, невозможно выработать критерии оценки оборонного планирования. Кстати. В первой редакции СОБа была попытка дать определение характеру военных угроз, но во второй редакции этот раздел вообще убрали. Видимо, авторы СОБа рассчитывали, что этот вопрос должна определять Военная доктрина — но там этого нет. А ведь надо знать — к какой именно войне мы готовимся и какие сценарии?

2. Не указана концепция боевого применения сил обороны. Как именно применяется армия, какой вид боевых действий для нее является оптимальным, какие цели достигаются в случае локального конфликта и в случае глобальной войны. Неправильная концепция приводит к неправильному направлению реформ и неадекватному расходованию ресурсов. Я, например, считаю ошибкой Президента и Минобороны объявлять 2016-й годом развития Воздушных сил. Не потому даже, что оно не отвечает характеру боевых действий. А потому, что это решение не мотивировано и не обосновано документами оборонного планирования. Мне кажется, что пора перестать принимать решения с колес, государственные решения должны иметь необходимое обоснование.

3. Реформа сил обороны — это должно быть решение и ответственность Президента и правительства, и реформа необходима прежде всего в сфере оборонно-промышленного комплекса. «Укроборонпром» в нынешнем виде — мертвая структура, которая также требует глубокой реформы, и только в таком случае планы перевооружения армии станут реалистичными.

4. Опыт успешных военных реформ во время войны показывает, что вначале руководство государства четко и емко определяет виды угроз, наличные ресурсы, стратегию и тактику действий, и уже под эти четко обозначенные цели разрабатываются документы оборонного планирования. Опыт Израиля для нас был бы крайне полезен как образец методологического подхода. Как сделать и что сделать и кому сделать — люди и интеллект в нашей армии, по счастью, есть.

В целом круглый стол прошел удачно. Мне показалось, что руководство МО реально стремится не просто провести мероприятие для имитации, чтобы снова поговорить про «стандарты НАТО» на примере каких-то вещей, а показать нашим партнерам по НАТО открытую дискуссию и готовность к структурным изменениям. Что ж, критика прозвучала. Посмотрим, какие будут дальнейшие шаги, и будет ли что-то учтено.

«Цензор.НЕТ»

Автор

Олег Базалук

Oleg Bazaluk (February 5, 1968, Lozova, Kharkiv Region, Ukraine) is a Doctor of Philosophical Sciences, Professor, philosopher, political analyst and write. His research interests include interdisciplinary studies in the fields of neurobiology, cognitive psychology, neurophilosophy, and cosmology.