Саміт напівперемоги: що отримає та що втратить Україна на зустрічі в БрюсселіСаммит полупобеды: что получит и что потеряет Украина на встрече в Брюсселе

Сергій Сидоренко

Уже в пятницу, на итоговых недельных ток-шоу, руководители украинской дипломатии будут убеждать зрителей в успешности саммита Украина-ЕС. Правда, только 3-4 недели назад на закрытых встречах звучала противоположная позиция.

«Сергей, объясни, зачем нам этот саммит? Что мы сможем продемонстрировать в качестве его достижений? Так нужна ли встреча ради самой встречи?» – объяснял автору этих строк один из дипломатов, ответственных за подготовку саммита.

Более того, источники ЕП утверждают, что в начале ноября Украина даже шантажировала Брюссель отменой саммита в случае, если там не решат вопрос безвиза.

Правда, в конце концов Киев отказался от шантажа. А в итоге к 24 ноября стороны подошли с полурешениями.

– Безвиз так и не появился, хотя политическое решение о нем наконец одобрено.

– В ЕС нашли возможность дать Украине деньги «под саммит», хотя основную ожидаемую сумму Киев потеряет. По собственной вине.

– На саммите все же подпишут документы, хотя один из обещанных договоров – о сотрудничестве с Европолом – сорвался накануне встречи.

Но несмотря на все это, саммит Украина-ЕС нельзя называть провальным. Скорее, стоит говорить о завышенных ожиданиях от него.
О том, каких достижений стоит ожидать от встречи «в верхах» и какие возможности мы потеряли – в материале «Европейской правды».

Многострадальный саммит

Нынешняя встреча лидеров Украины и ЕС может войти в историю как самая проблемная за 20 лет наших отношений с Брюсселем.
Даже во времена Януковича саммит не переносили столько раз подряд. Да еще и с публичным анонсированием даты встречи… Сначала ее назначили на 19 мая; впоследствии – на сентябрь (без объявления даты); а уже к середине лета Киев и Брюссель договорились, что сентябрьскую дату называть не будут, потому что стоит отложить опять, на месяц-второй…

Но есть важная деталь.

Если при Януковиче от саммитов отказывался Евросоюз, а в 2012 году встреча вообще была отменена, то сейчас ее откладывали по настоянию Киева.

У Порошенко действительно верили, что к каждой следующей дате смогут решить вопрос безвиза, и президент вернется из Брюсселя в роли победителя.

Но реальность была неумолимой. Весной планы сломал нидерландский референдум. Летом и осенью – последствия Brexit и решение лидеров ЕС о новом «механизме приостановки». К этому прибавились сомнения ряда стран ЕС в том, действительно ли Украина борется с коррупцией.

Перенос саммита на следующий год стал бы демаршем со стороны Киева, ведь проведение ежегодной встречи на высшем уровне является требованием Соглашения об ассоциации. Но несмотря на это, в Киеве всерьез рассматривали возможность отмены саммита. Даже его новую дату, 24 ноября, Брюссель объявил самостоятельно, в то время как в Киеве настаивали, что это лишь «один из вариантов».

Информация о мягком шантаже со стороны Киева – не шутка. Европейские чиновники в начале ноября с удивлением признавались, что получают от администрации президента именно такие сигналы: саммит состоится лишь в том случае, если Брюссель обеспечит одобрение безвизового режима до 24 ноября.

«Новая власть – старые привычки. Они словно не понимают, что требуют невозможного», – поделился с ЕП один из собеседников в ЕС, ответственный за украинское направление.

Так что там с безвизом?

Обещания Порошенко о том, что безвизовый режим «будет одобрен до (подставьте любую дату)», за последние годы стали традиционным поводом для шуток. В том числе – его последние заявления в октябре, когда он сначала пообещал безвизовые поездки еще до саммита, а впоследствии (немного напутав с терминологией) уточнил, что речь идет о решении, которое будет принято до саммита.

Хотя эксперты еще тогда поясняли: обещания Порошенко априори не могут быть выполнены.

Теперь в администрации президента активно распространяют мысль о том, что Порошенко ввели в заблуждение европейские лидеры, которые в октябре пообещали ему безвиз, но не сдержали слова.

ЕП может с уверенностью заявить: в АП говорят неправду.

Автор этих строк еще в октябре, через несколько дней после резонансных заявлений Порошенко, общался с представителями институтов ЕС и получил от них заверения: таких обещаний президенту Украины не давали. Самое распространенное предположение, звучавшее от собеседников – украинский лидер не разобрался в системе принятия решений в ЕС и «додумал» то, что хотел услышать.

Именно поэтому дальнейшие требования со стороны Украины здесь воспринимали по меньшей мере с удивлением.

И все же выход из кризиса был найден (хотя у нас есть основания утверждать, что шантаж АП не помог на этом пути). Как известно, страны-члены ЕС одобрили решение о том, что безвиз для Украины и Грузии заработает одновременно с «механизмом приостановления».

И, что интересно, ни одна страна не проголосовала против этого решения, хотя поговаривают, что некоторые воздержались.

В четверг в Брюсселе не будет определена дата начала безвиза. Источники в руководстве ЕК и Европейского внешнеполитического ведомства, с которыми «Европейская правда» общалась в среду, также отказываются от прогнозов относительно даты, хотя и уверяют, что речь идет о «ближайшем времени». (Подробнее – в публикации «Когда безвиз станет реальным: все о решении Совета ЕС и его последствиях»)

Ключевая проблема – в том, что Совет ЕС и Европарламент не могут поделить полномочия, каждый из этих органов хочет иметь больший вес в утвержденном механизме приостановления безвиза. И Украина не способна повлиять на этот процесс. «Вы, а также Грузия, стали заложниками этого внутриевропейского спора. К сожалению, остается только ждать», – поделился с ЕП европейский чиновник.

600 млн евро, которых не получит Украина

Было бы неправильно сводить результаты саммита лишь к вопросам безвизового режима: это вопрос важный, но точно не ключевой.

Еще весной в Киеве и в Брюсселе уверяли, что среди ключевых причин переноса саммита – то, что Украина не успевает выполнить условия для получения макрофинансовой помощи на сумму 600 млн евро. Мол, если подождать до сентября, Украина точно получит эти деньги, и это станет достойным итогом саммита.

Прошел не только сентябрь, но и ноябрь, а денег до сих пор нет.

И это – не меньшая, а может даже и большая проблема саммита, чем неполученный безвиз. Ведь в этом вопросе Киев имел все рычаги, но просто сорвал выполнение условий получения транша.

Макрофинансовая помощь – это долгосрочный кредит, который Украина получает от европейских финансовых институтов при посредничестве Еврокомиссии. Его процентные ставки и сроки погашения намного выгоднее кредита МВФ, а потому эти деньги для Украины – очень желательны. Но чтобы получить их, Киев должен был выполнить ряд условий. И справился, к сожалению, не со всеми.

Ключевая проблема, которая тянется еще с 2015 года – запрет на экспорт леса-кругляка, введенный вопреки Соглашению об ассоциации.

Украина уже давно обещает ЕС, что соответствующий закон будет изменен, чтобы поставить европейских и украинских производителей в равные условия; правительство не раз признавало, что запрет не стал эффективным, поскольку незаконная вырубка леса как была, так и остается проблемой; специально созданная правительственная группа обсудила, наверное, с десяток различных вариантов решения конфликта.

Но воз и ныне там.

«ЕС надеется, что законопроект об экспорте древесины будет подан в Раду, и, насколько мне известно, в Киеве продолжается активная дискуссия. Но это все, что мы сейчас имеем», – прокомментировал самый проблемный торговый вопрос в отношениях Киева и Брюсселя высокопоставленный чиновник ЕС в разговоре «не под запись».

Проблема леса – одна из двух, мешающих получить транш ЕС.

Второй вопрос, который стал публичным лишь недавно – социальное обеспечение переселенцев, а именно – приостановка выплаты пенсий.

«Речь идет о доступе внутренне перемещенных лиц к социальным выгодам, в том числе о праве на пенсии. Да, есть проблема в том, что некоторые люди на самом деле не являются переселенцами, но претендуют на пенсии. Но это не повод вообще останавливать выплаты тем, у кого есть на них право… Это вопрос политического веса. Если Украина хочет интегрировать Донбасс, без социальных выплат не обойтись», – пояснил собеседник позицию ЕС.

Это – не полный перечень замечаний Брюсселя к Киеву (к примеру, сейчас идет дискуссия также по поводу ветированных президентом экологических законов). Но для получения транша в 600 млн евро достаточно выполнить только эти два пункта, уверяют в Брюсселе.

#перемога на 120 миллионов

К счастью, макрофинансовая поддержка является не единственным направлением, по которому ЕС помогает Украине. Поэтому Киев и Брюссель нашли путь, который позволит объявить об успехе саммита. Пусть даже немного искусственный.

Накануне саммита ЕС объявил, что в рамках встречи будут подписаны четыре документа, а два из них позволят выделить Украине почти 120 млн евро – 15 млн на антикоррупцию и 104 млн на реформу госслужбы.

Источники ЕП, правда, уточняют, что договор о 104 млн евро, скорее всего, не будет подписан.

ЕС просто возьмет на себя такое обязательство, а его документально оформят позднее – до саммита просто не успевают завершить все формальности.

Вместе с тем, именно на этой помощи, которая будет направлена на реформу госслужбы, стоит остановиться подробнее.

Ключевая положительная новость: ЕС наконец выделит деньги на повышение зарплат государственным служащим.

Ключевая негативная (по крайней мере, для большинства госслужащих) – денег хватит далеко не всем, а о тотальном повышении сейчас даже речь не идет.

Переговоры о такой помощи идут более года, с переменным успехом. В конце концов, был выбран путь, который соответствует действующему законодательству.

«Эта сумма поступает в бюджет, и дальше Украина использует эти средства для выполнения программы реформы госслужбы, в частности – в вопросе повышения зарплат до достойного уровня», – рассказал ЕП европейский чиновник, осведомленный о деталях программы помощи.

Собеседник ЕП подчеркнул, что по договоренности с Украиной эксперимент с повышение зарплаты начнется с «команд реформаторов в отдельных министерствах».

«Украина создает команды по поддержке реформ в каждом министерстве, и мы будем помогать таким командам. Будут пилотные министерства – в Минфине, Минагро и Мининфраструктуры начнется эксперимент», – рассказал европейский чиновник.

При этом далеко не все средства из упомянутых 104 миллионов пойдут именно на зарплаты. Значительная часть помощи должна быть направлена на тренинги и повышение квалификационного уровня государственных служащих.

Так #зрада или #перемога?

Соглашение о помощи стало не единственным, которое было анонсировано к саммиту, но, скорее всего, не будет подписано фактически.

Украинские дипломаты, которые занимаются вопросами саммита, сообщают о проблемах с подписанием соглашения о сотрудничестве между Украиной и Европолом – документ не успели подготовить, поэтому он будет подписан позже.

Пока не уточняется, что именно стало причиной срыва в подписании этого документа и кто виноват – Еврокомиссия или украинская сторона (а именно МВД, где европейским направлением с недавних пор заведует скандальный заместитель министра Анастасия Деева). Но можем констатировать, что представители официального Брюсселя еще в среду говорили о подписании соглашения на саммите как о свершившемся факте.

С еще одним документом, подготовленным к подписанию – меморандумом о стратегическом сотрудничестве в сфере энергетики – все по плану, его подпишут в среду.

Но несмотря на форс-мажор с документами, а также на сомнительный успех с получением финансовой помощи и неудачу с безвизом, мы бы не спешили говорить о «зраде».

Саммит-2016 не станет «днем успеха» Украины, но не станет и «днем провала». Таким же рабочим и отнюдь не чрезвычайным был и саммит в апреле 2015 года. И, стоит заметить, такими же рабочими являются большинство саммитов ЕС.

В Украине, где решения до сих пор принимает не государственная система, а лидер, привыкли к «сакрализации» саммитов – бытует мнение, что встреча на высшем уровне должна обязательно принести большой успех. В ЕС подход принципиально иной. Поэтому «рабочие саммиты» будут и в дальнейшем.

А сожалеть надо прежде всего об упущенных возможностях. И вот это – настоящая, а не надуманная проблема саммита 2016 года.

Европейская ПравдаСергей Сидоренко

Уже в пятницу, на итоговых недельных ток-шоу, руководители украинской дипломатии будут убеждать зрителей в успешности саммита Украина-ЕС. Правда, только 3-4 недели назад на закрытых встречах звучала противоположная позиция.

«Сергей, объясни, зачем нам этот саммит? Что мы сможем продемонстрировать в качестве его достижений? Так нужна ли встреча ради самой встречи?» – объяснял автору этих строк один из дипломатов, ответственных за подготовку саммита.

Более того, источники ЕП утверждают, что в начале ноября Украина даже шантажировала Брюссель отменой саммита в случае, если там не решат вопрос безвиза.

Правда, в конце концов Киев отказался от шантажа. А в итоге к 24 ноября стороны подошли с полурешениями.

– Безвиз так и не появился, хотя политическое решение о нем наконец одобрено.

– В ЕС нашли возможность дать Украине деньги «под саммит», хотя основную ожидаемую сумму Киев потеряет. По собственной вине.

– На саммите все же подпишут документы, хотя один из обещанных договоров – о сотрудничестве с Европолом – сорвался накануне встречи.

Но несмотря на все это, саммит Украина-ЕС нельзя называть провальным. Скорее, стоит говорить о завышенных ожиданиях от него.
О том, каких достижений стоит ожидать от встречи «в верхах» и какие возможности мы потеряли – в материале «Европейской правды».

Многострадальный саммит

Нынешняя встреча лидеров Украины и ЕС может войти в историю как самая проблемная за 20 лет наших отношений с Брюсселем.
Даже во времена Януковича саммит не переносили столько раз подряд. Да еще и с публичным анонсированием даты встречи… Сначала ее назначили на 19 мая; впоследствии – на сентябрь (без объявления даты); а уже к середине лета Киев и Брюссель договорились, что сентябрьскую дату называть не будут, потому что стоит отложить опять, на месяц-второй…

Но есть важная деталь.

Если при Януковиче от саммитов отказывался Евросоюз, а в 2012 году встреча вообще была отменена, то сейчас ее откладывали по настоянию Киева.

У Порошенко действительно верили, что к каждой следующей дате смогут решить вопрос безвиза, и президент вернется из Брюсселя в роли победителя.

Но реальность была неумолимой. Весной планы сломал нидерландский референдум. Летом и осенью – последствия Brexit и решение лидеров ЕС о новом «механизме приостановки». К этому прибавились сомнения ряда стран ЕС в том, действительно ли Украина борется с коррупцией.

Перенос саммита на следующий год стал бы демаршем со стороны Киева, ведь проведение ежегодной встречи на высшем уровне является требованием Соглашения об ассоциации. Но несмотря на это, в Киеве всерьез рассматривали возможность отмены саммита. Даже его новую дату, 24 ноября, Брюссель объявил самостоятельно, в то время как в Киеве настаивали, что это лишь «один из вариантов».

Информация о мягком шантаже со стороны Киева – не шутка. Европейские чиновники в начале ноября с удивлением признавались, что получают от администрации президента именно такие сигналы: саммит состоится лишь в том случае, если Брюссель обеспечит одобрение безвизового режима до 24 ноября.

«Новая власть – старые привычки. Они словно не понимают, что требуют невозможного», – поделился с ЕП один из собеседников в ЕС, ответственный за украинское направление.

Так что там с безвизом?

Обещания Порошенко о том, что безвизовый режим «будет одобрен до (подставьте любую дату)», за последние годы стали традиционным поводом для шуток. В том числе – его последние заявления в октябре, когда он сначала пообещал безвизовые поездки еще до саммита, а впоследствии (немного напутав с терминологией) уточнил, что речь идет о решении, которое будет принято до саммита.

Хотя эксперты еще тогда поясняли: обещания Порошенко априори не могут быть выполнены.

Теперь в администрации президента активно распространяют мысль о том, что Порошенко ввели в заблуждение европейские лидеры, которые в октябре пообещали ему безвиз, но не сдержали слова.

ЕП может с уверенностью заявить: в АП говорят неправду.

Автор этих строк еще в октябре, через несколько дней после резонансных заявлений Порошенко, общался с представителями институтов ЕС и получил от них заверения: таких обещаний президенту Украины не давали. Самое распространенное предположение, звучавшее от собеседников – украинский лидер не разобрался в системе принятия решений в ЕС и «додумал» то, что хотел услышать.

Именно поэтому дальнейшие требования со стороны Украины здесь воспринимали по меньшей мере с удивлением.

И все же выход из кризиса был найден (хотя у нас есть основания утверждать, что шантаж АП не помог на этом пути). Как известно, страны-члены ЕС одобрили решение о том, что безвиз для Украины и Грузии заработает одновременно с «механизмом приостановления».

И, что интересно, ни одна страна не проголосовала против этого решения, хотя поговаривают, что некоторые воздержались.

В четверг в Брюсселе не будет определена дата начала безвиза. Источники в руководстве ЕК и Европейского внешнеполитического ведомства, с которыми «Европейская правда» общалась в среду, также отказываются от прогнозов относительно даты, хотя и уверяют, что речь идет о «ближайшем времени». (Подробнее – в публикации «Когда безвиз станет реальным: все о решении Совета ЕС и его последствиях»)

Ключевая проблема – в том, что Совет ЕС и Европарламент не могут поделить полномочия, каждый из этих органов хочет иметь больший вес в утвержденном механизме приостановления безвиза. И Украина не способна повлиять на этот процесс. «Вы, а также Грузия, стали заложниками этого внутриевропейского спора. К сожалению, остается только ждать», – поделился с ЕП европейский чиновник.

600 млн евро, которых не получит Украина

Было бы неправильно сводить результаты саммита лишь к вопросам безвизового режима: это вопрос важный, но точно не ключевой.

Еще весной в Киеве и в Брюсселе уверяли, что среди ключевых причин переноса саммита – то, что Украина не успевает выполнить условия для получения макрофинансовой помощи на сумму 600 млн евро. Мол, если подождать до сентября, Украина точно получит эти деньги, и это станет достойным итогом саммита.

Прошел не только сентябрь, но и ноябрь, а денег до сих пор нет.

И это – не меньшая, а может даже и большая проблема саммита, чем неполученный безвиз. Ведь в этом вопросе Киев имел все рычаги, но просто сорвал выполнение условий получения транша.

Макрофинансовая помощь – это долгосрочный кредит, который Украина получает от европейских финансовых институтов при посредничестве Еврокомиссии. Его процентные ставки и сроки погашения намного выгоднее кредита МВФ, а потому эти деньги для Украины – очень желательны. Но чтобы получить их, Киев должен был выполнить ряд условий. И справился, к сожалению, не со всеми.

Ключевая проблема, которая тянется еще с 2015 года – запрет на экспорт леса-кругляка, введенный вопреки Соглашению об ассоциации.

Украина уже давно обещает ЕС, что соответствующий закон будет изменен, чтобы поставить европейских и украинских производителей в равные условия; правительство не раз признавало, что запрет не стал эффективным, поскольку незаконная вырубка леса как была, так и остается проблемой; специально созданная правительственная группа обсудила, наверное, с десяток различных вариантов решения конфликта.

Но воз и ныне там.

«ЕС надеется, что законопроект об экспорте древесины будет подан в Раду, и, насколько мне известно, в Киеве продолжается активная дискуссия. Но это все, что мы сейчас имеем», – прокомментировал самый проблемный торговый вопрос в отношениях Киева и Брюсселя высокопоставленный чиновник ЕС в разговоре «не под запись».

Проблема леса – одна из двух, мешающих получить транш ЕС.

Второй вопрос, который стал публичным лишь недавно – социальное обеспечение переселенцев, а именно – приостановка выплаты пенсий.

«Речь идет о доступе внутренне перемещенных лиц к социальным выгодам, в том числе о праве на пенсии. Да, есть проблема в том, что некоторые люди на самом деле не являются переселенцами, но претендуют на пенсии. Но это не повод вообще останавливать выплаты тем, у кого есть на них право… Это вопрос политического веса. Если Украина хочет интегрировать Донбасс, без социальных выплат не обойтись», – пояснил собеседник позицию ЕС.

Это – не полный перечень замечаний Брюсселя к Киеву (к примеру, сейчас идет дискуссия также по поводу ветированных президентом экологических законов). Но для получения транша в 600 млн евро достаточно выполнить только эти два пункта, уверяют в Брюсселе.

#перемога на 120 миллионов

К счастью, макрофинансовая поддержка является не единственным направлением, по которому ЕС помогает Украине. Поэтому Киев и Брюссель нашли путь, который позволит объявить об успехе саммита. Пусть даже немного искусственный.

Накануне саммита ЕС объявил, что в рамках встречи будут подписаны четыре документа, а два из них позволят выделить Украине почти 120 млн евро – 15 млн на антикоррупцию и 104 млн на реформу госслужбы.

Источники ЕП, правда, уточняют, что договор о 104 млн евро, скорее всего, не будет подписан.

ЕС просто возьмет на себя такое обязательство, а его документально оформят позднее – до саммита просто не успевают завершить все формальности.

Вместе с тем, именно на этой помощи, которая будет направлена на реформу госслужбы, стоит остановиться подробнее.

Ключевая положительная новость: ЕС наконец выделит деньги на повышение зарплат государственным служащим.

Ключевая негативная (по крайней мере, для большинства госслужащих) – денег хватит далеко не всем, а о тотальном повышении сейчас даже речь не идет.

Переговоры о такой помощи идут более года, с переменным успехом. В конце концов, был выбран путь, который соответствует действующему законодательству.

«Эта сумма поступает в бюджет, и дальше Украина использует эти средства для выполнения программы реформы госслужбы, в частности – в вопросе повышения зарплат до достойного уровня», – рассказал ЕП европейский чиновник, осведомленный о деталях программы помощи.

Собеседник ЕП подчеркнул, что по договоренности с Украиной эксперимент с повышение зарплаты начнется с «команд реформаторов в отдельных министерствах».

«Украина создает команды по поддержке реформ в каждом министерстве, и мы будем помогать таким командам. Будут пилотные министерства – в Минфине, Минагро и Мининфраструктуры начнется эксперимент», – рассказал европейский чиновник.

При этом далеко не все средства из упомянутых 104 миллионов пойдут именно на зарплаты. Значительная часть помощи должна быть направлена на тренинги и повышение квалификационного уровня государственных служащих.

Так #зрада или #перемога?

Соглашение о помощи стало не единственным, которое было анонсировано к саммиту, но, скорее всего, не будет подписано фактически.

Украинские дипломаты, которые занимаются вопросами саммита, сообщают о проблемах с подписанием соглашения о сотрудничестве между Украиной и Европолом – документ не успели подготовить, поэтому он будет подписан позже.

Пока не уточняется, что именно стало причиной срыва в подписании этого документа и кто виноват – Еврокомиссия или украинская сторона (а именно МВД, где европейским направлением с недавних пор заведует скандальный заместитель министра Анастасия Деева). Но можем констатировать, что представители официального Брюсселя еще в среду говорили о подписании соглашения на саммите как о свершившемся факте.

С еще одним документом, подготовленным к подписанию – меморандумом о стратегическом сотрудничестве в сфере энергетики – все по плану, его подпишут в среду.

Но несмотря на форс-мажор с документами, а также на сомнительный успех с получением финансовой помощи и неудачу с безвизом, мы бы не спешили говорить о «зраде».

Саммит-2016 не станет «днем успеха» Украины, но не станет и «днем провала». Таким же рабочим и отнюдь не чрезвычайным был и саммит в апреле 2015 года. И, стоит заметить, такими же рабочими являются большинство саммитов ЕС.

В Украине, где решения до сих пор принимает не государственная система, а лидер, привыкли к «сакрализации» саммитов – бытует мнение, что встреча на высшем уровне должна обязательно принести большой успех. В ЕС подход принципиально иной. Поэтому «рабочие саммиты» будут и в дальнейшем.

А сожалеть надо прежде всего об упущенных возможностях. И вот это – настоящая, а не надуманная проблема саммита 2016 года.

Европейская Правда

Автор

Олег Базалук

Oleg Bazaluk (February 5, 1968, Lozova, Kharkiv Region, Ukraine) is a Doctor of Philosophical Sciences, Professor, philosopher, political analyst and write. His research interests include interdisciplinary studies in the fields of neurobiology, cognitive psychology, neurophilosophy, and cosmology.