РЕФОРМА ВСУ В БЮДЖЕТЕ-2015: ОПАСНАЯ ИГРА ПРОТИВ БОЕСПОСОБНОСТИ АРМИИРЕФОРМА ВСУ В БЮДЖЕТЕ-2015: ОПАСНАЯ ИГРА ПРОТИВ БОЕСПОСОБНОСТИ АРМИИ

Юрий Бутусов.
2 января начальник Генерального штаба Виктор Муженко издал директиву о подготовке к реформе структуры Вооруженных Сил. Поскольку план реформы ВСУ от Генштаба поступил в парламент для выделения финансирования, «Цензор.НЕТ» удалось ознакомиться с предложениями военных, под которые они просят бюджет. Сразу предупреждаю – ничего секретного в этом нет, закрытые вопросы критиковать публично не буду.

Итак, главные недостатки реформы Вооруженных Сил Украины по проекту начальника Генштаба:

1. Между оперативными командованиями — оперативными объединениями, которые непосредственно управляют соединениями и частями, Генштаб закрепляет де-факто существующее дополнительное посредническое звено управления — командование Сухопутных войск. Такой практики никогда не было в Вооруженных силах ни в ССCР, ни в другой развитой в военном отношении стране. В СССР командование сухопутных войск никогда непосредственно не управляло боевыми действиями — это структура по обеспечению развития, боевой подготовки рода войск, а оперативное управление всегда было в руках командующих. Структура управления должна быть проста, и она уже давно сложилась — оперативно-стратегический уровень (Генштаб), оперативно-тактический (оперативное командование, корпус), тактический уровень (бригада, полк, батальон). Зачем засовывать в эту структуру командование родом войск? Оперативное управление осуществляется оперативными командованиями, и они подчиняются Генштабу напрямую. Зачем создавать двойную систему оперативного управления? Эта порочная схема управления быстро показала свои негативные стороны в ходе АТО. Командующие секторами по сути лишены всякой самостоятельности и не влияют на принятие решений во многих тактических ситуациях в своей зоне ответственности. Это приводит к чудовищной неразберихе и дезорганизации, подрывает принципы управления войсками. Зачем начальник Генштаба делает промежуточное звено между собой и войсками? Ответ прост: Муженко ловко научился манипулировать политиками, которые принимают решения. Он знает, что залог его влияния — непосредственное командование войсками — всеми войсками. Он лично держит всю армию на ручном управлении, лично дает команды взводам и ротам, куда стать на какой точке, сколько танков послать в атаку, сколько солдат должно ехать в конвое. Для Муженко армия — это политический ресурс его влияния, и он нарушает все уставы и наставления, разрушает нормальную структуру управления, чтобы показать, что весь этот ресурс силы находится исключительно в его руках. Поскольку под давлением критики Киев заставляет Муженко заниматься «скучной» и непонятной НГШ работой и отрывает от непосредственного командования, он оставил за войсками АТО «смотрящего» — надежного и еще более недалекого и невежественного генерала Пушнякова — командующего Сухопутными войсками. По нормальной структуре управления командовать войсками должен не Пушняков — а командующие секторами — они же командующие оперативными командованиями и командиры армейских корпусов. Но чтобы закрепить личный контроль за армией через Пушнякова, отставки которого во весь голос требуют все волонтеры, Муженко придумал эту совершенно нелепую и громоздкую структуру управления. Возникает вопрос — а если управлять действиями оперативных командований будет командующий СВ — так может нам Генеральный штаб сократить — как ненужную в таком случае управленческую надстройку?

2. В дополнение к двум оперативным командованиям «Юг» и «Север», которые существуют в структуре ВСУ сейчас, Муженко просит денег на создание еще двух оперативных командований — «Запад» и «Восток»! Это полный абсурд. В армии острейшая нехватка офицеров. Даже оба кадровых оперативных командования имеют некомплект примерно в 50% штатных должностей! Не укомплектованы офицерами буквально все воинские части. Зачем плодить лишние промежуточные управленческие звенья, если в зоне АТО все равно не бывает больше 40 тысяч человек ВСУ? Увеличение генеральских должностей не приведет к повышению боеспособности войск. Дико звучит, что эту прописную истину надо объяснять в 21-м веке.

3. Самая абсурдная интрига связана с созданием Командования Сил специальных операций. В настоящий момент в структуре Генштаба существует управление специальных операций. Но Муженко очень хочет поставить на командование УСО своего человека. Поэтому он придумал хитрый план — полковничью должность заменить на несколько генеральских. Для этого в структуру ССО Генштаб вводит… аэромобильные и парашютно-десантную бригады! Да, к отрядам спецназа добавляют сразу пять десантных бригад! Такого еще не было в практике Вооруженных сил ни СССР, ни Европы, ни Америки. Очевидно, Муженко просто не понимает разницу между задачами спецназа и задачами воздушно-десантных и аэромобильных войск. ССО выполняет прежде всего функции скрытной разведки, диверсионные действия глубоко за линией фронта. А какое отношение к этому имеют аэромобильные бригады, оснащенные бронетехникой и самоходной артиллерией, которые в ходе АТО применяются просто как элитные механизированные войска? Очевидно, что и в этом случае армейская реформа строится только на интригах и личных амбициях, и далека безмерно от здравого смысла и элементарной практики и теории военного искусства. В Силах специальных операций США — два отряда спецназ, один полк рейнджеров (это легкая пехота, без танков и самоходных гаубиц, конечно же), и вертолетный полк. Но при этом большой штаб, разведка, связь. И они как-то неплохо справляются, потому что они оптимизированы для выполнения специальных разведывательно-диверсионных задач. Потому что ССО — это не огневая мощь, это интеллектуальные решения! А ВДВ в США — составная часть армии, отдельный корпус. Никто не скрещивает ежа с ужом — того, кто придумал десант со спецназом мешать, результат явно не интересует…

4. Генштаб планирует резко увеличить количество воинских частей. Сухопутные войска увеличиваются: к наличным 7 механизированным и 1 горно-пехотной бригаде добавляются новые 7 мотопехотных бригад и 1 горно-пехотный полк. Сохраняются 2 танковых бригады. В ракетных войсках и артиллерии в дополнение к 1 ракетной, 2 артиллерийским бригадам и 3 полкам формируется дополнительно 3 бригады. Однако ни слова в проекте нет — а каким образом все эти новые части будут обеспечены офицерским и сержантским составом? К сожалению, разбухание армии приводит не к повышению боеспособности, а наоборот — к понижению. Воинская часть — это не просто толпа с автоматами. Управлять армией должны люди с определенным профессиональным уровнем. К сожалению, при таком резком росте численности и отсутствии всяких серьезных программ ускоренной подготовки офицеров и сержантов, армия не сможет обеспечить командным составом новые части. Потому что в действующих кадровых бригадах огромный некомплект офицерского и сержантского состава. У нас нет ни одной полностью укомплектованной мотивированными солдатами, сержантами и офицерами боевой бригады. В результате у нас не бригады воюют — а воюют сводные батальонно-тактические группы, формируемые бригадами из числа мотивированных военнослужащих. А остальная менее боеспособная часть воинов сидит в лучшем случае на блокпостах. Разбухание армии не увеличит слой грамотных командиров, а наоборот — размоет. Нужны не просто люди на должности, а коллективы мотивированных, грамотных и слаженных патриотов. Необходимо обеспечить боеспособность действующих частей и планировать формирование новых частей только в том случае, если для этого существует наличный кадровый резерв. Иначе вновь созданные части будут условно боеспособны и смогут выполнять весьма ограниченные боевые задачи.

Выводы:

Комплекс мероприятий, запланированных Генштабом, крайне не продуман. Этот проект написали невежды. Это не план повышения боеспособности армии — это план разбухания армии, план бессмысленного увеличения генеральских должностей, план усложнения управленческой структуры. Но самое опасное, эта реформа в случае реализации приведет не к повышению боеспособности армии весной — через два месяца, а наоборот — к снижению боеспособности! Думаю, профильный комитет ВР и СНБО обязаны провести детальный разбор проекта Муженко, потому что последствия его реализации могут быть трагическими. Мне кажется, руководство Украины, СНБО и Верховная Рада должны наконец дать свою оценку уровню компетентности руководства Генштаба, дать оценку Муженко и его команде. Идет война, и мы не имеем права возиться с теми, кто игнорирует элементарные азы военного дела, как будто нет у человечества двух с половиной тысяч лет военной истории. Армия требует решительных перемен, потому что война продолжается, а украинцы платят за ошибки кровью патриотов.

Источник: http://censor.net.ua/r319134
Юрий Бутусов.
2 января начальник Генерального штаба Виктор Муженко издал директиву о подготовке к реформе структуры Вооруженных Сил. Поскольку план реформы ВСУ от Генштаба поступил в парламент для выделения финансирования, «Цензор.НЕТ» удалось ознакомиться с предложениями военных, под которые они просят бюджет. Сразу предупреждаю – ничего секретного в этом нет, закрытые вопросы критиковать публично не буду.

Итак, главные недостатки реформы Вооруженных Сил Украины по проекту начальника Генштаба:

1. Между оперативными командованиями — оперативными объединениями, которые непосредственно управляют соединениями и частями, Генштаб закрепляет де-факто существующее дополнительное посредническое звено управления — командование Сухопутных войск. Такой практики никогда не было в Вооруженных силах ни в ССCР, ни в другой развитой в военном отношении стране. В СССР командование сухопутных войск никогда непосредственно не управляло боевыми действиями — это структура по обеспечению развития, боевой подготовки рода войск, а оперативное управление всегда было в руках командующих. Структура управления должна быть проста, и она уже давно сложилась — оперативно-стратегический уровень (Генштаб), оперативно-тактический (оперативное командование, корпус), тактический уровень (бригада, полк, батальон). Зачем засовывать в эту структуру командование родом войск? Оперативное управление осуществляется оперативными командованиями, и они подчиняются Генштабу напрямую. Зачем создавать двойную систему оперативного управления? Эта порочная схема управления быстро показала свои негативные стороны в ходе АТО. Командующие секторами по сути лишены всякой самостоятельности и не влияют на принятие решений во многих тактических ситуациях в своей зоне ответственности. Это приводит к чудовищной неразберихе и дезорганизации, подрывает принципы управления войсками. Зачем начальник Генштаба делает промежуточное звено между собой и войсками? Ответ прост: Муженко ловко научился манипулировать политиками, которые принимают решения. Он знает, что залог его влияния — непосредственное командование войсками — всеми войсками. Он лично держит всю армию на ручном управлении, лично дает команды взводам и ротам, куда стать на какой точке, сколько танков послать в атаку, сколько солдат должно ехать в конвое. Для Муженко армия — это политический ресурс его влияния, и он нарушает все уставы и наставления, разрушает нормальную структуру управления, чтобы показать, что весь этот ресурс силы находится исключительно в его руках. Поскольку под давлением критики Киев заставляет Муженко заниматься «скучной» и непонятной НГШ работой и отрывает от непосредственного командования, он оставил за войсками АТО «смотрящего» — надежного и еще более недалекого и невежественного генерала Пушнякова — командующего Сухопутными войсками. По нормальной структуре управления командовать войсками должен не Пушняков — а командующие секторами — они же командующие оперативными командованиями и командиры армейских корпусов. Но чтобы закрепить личный контроль за армией через Пушнякова, отставки которого во весь голос требуют все волонтеры, Муженко придумал эту совершенно нелепую и громоздкую структуру управления. Возникает вопрос — а если управлять действиями оперативных командований будет командующий СВ — так может нам Генеральный штаб сократить — как ненужную в таком случае управленческую надстройку?

2. В дополнение к двум оперативным командованиям «Юг» и «Север», которые существуют в структуре ВСУ сейчас, Муженко просит денег на создание еще двух оперативных командований — «Запад» и «Восток»! Это полный абсурд. В армии острейшая нехватка офицеров. Даже оба кадровых оперативных командования имеют некомплект примерно в 50% штатных должностей! Не укомплектованы офицерами буквально все воинские части. Зачем плодить лишние промежуточные управленческие звенья, если в зоне АТО все равно не бывает больше 40 тысяч человек ВСУ? Увеличение генеральских должностей не приведет к повышению боеспособности войск. Дико звучит, что эту прописную истину надо объяснять в 21-м веке.

3. Самая абсурдная интрига связана с созданием Командования Сил специальных операций. В настоящий момент в структуре Генштаба существует управление специальных операций. Но Муженко очень хочет поставить на командование УСО своего человека. Поэтому он придумал хитрый план — полковничью должность заменить на несколько генеральских. Для этого в структуру ССО Генштаб вводит… аэромобильные и парашютно-десантную бригады! Да, к отрядам спецназа добавляют сразу пять десантных бригад! Такого еще не было в практике Вооруженных сил ни СССР, ни Европы, ни Америки. Очевидно, Муженко просто не понимает разницу между задачами спецназа и задачами воздушно-десантных и аэромобильных войск. ССО выполняет прежде всего функции скрытной разведки, диверсионные действия глубоко за линией фронта. А какое отношение к этому имеют аэромобильные бригады, оснащенные бронетехникой и самоходной артиллерией, которые в ходе АТО применяются просто как элитные механизированные войска? Очевидно, что и в этом случае армейская реформа строится только на интригах и личных амбициях, и далека безмерно от здравого смысла и элементарной практики и теории военного искусства. В Силах специальных операций США — два отряда спецназ, один полк рейнджеров (это легкая пехота, без танков и самоходных гаубиц, конечно же), и вертолетный полк. Но при этом большой штаб, разведка, связь. И они как-то неплохо справляются, потому что они оптимизированы для выполнения специальных разведывательно-диверсионных задач. Потому что ССО — это не огневая мощь, это интеллектуальные решения! А ВДВ в США — составная часть армии, отдельный корпус. Никто не скрещивает ежа с ужом — того, кто придумал десант со спецназом мешать, результат явно не интересует…

4. Генштаб планирует резко увеличить количество воинских частей. Сухопутные войска увеличиваются: к наличным 7 механизированным и 1 горно-пехотной бригаде добавляются новые 7 мотопехотных бригад и 1 горно-пехотный полк. Сохраняются 2 танковых бригады. В ракетных войсках и артиллерии в дополнение к 1 ракетной, 2 артиллерийским бригадам и 3 полкам формируется дополнительно 3 бригады. Однако ни слова в проекте нет — а каким образом все эти новые части будут обеспечены офицерским и сержантским составом? К сожалению, разбухание армии приводит не к повышению боеспособности, а наоборот — к понижению. Воинская часть — это не просто толпа с автоматами. Управлять армией должны люди с определенным профессиональным уровнем. К сожалению, при таком резком росте численности и отсутствии всяких серьезных программ ускоренной подготовки офицеров и сержантов, армия не сможет обеспечить командным составом новые части. Потому что в действующих кадровых бригадах огромный некомплект офицерского и сержантского состава. У нас нет ни одной полностью укомплектованной мотивированными солдатами, сержантами и офицерами боевой бригады. В результате у нас не бригады воюют — а воюют сводные батальонно-тактические группы, формируемые бригадами из числа мотивированных военнослужащих. А остальная менее боеспособная часть воинов сидит в лучшем случае на блокпостах. Разбухание армии не увеличит слой грамотных командиров, а наоборот — размоет. Нужны не просто люди на должности, а коллективы мотивированных, грамотных и слаженных патриотов. Необходимо обеспечить боеспособность действующих частей и планировать формирование новых частей только в том случае, если для этого существует наличный кадровый резерв. Иначе вновь созданные части будут условно боеспособны и смогут выполнять весьма ограниченные боевые задачи.

Выводы:

Комплекс мероприятий, запланированных Генштабом, крайне не продуман. Этот проект написали невежды. Это не план повышения боеспособности армии — это план разбухания армии, план бессмысленного увеличения генеральских должностей, план усложнения управленческой структуры. Но самое опасное, эта реформа в случае реализации приведет не к повышению боеспособности армии весной — через два месяца, а наоборот — к снижению боеспособности! Думаю, профильный комитет ВР и СНБО обязаны провести детальный разбор проекта Муженко, потому что последствия его реализации могут быть трагическими. Мне кажется, руководство Украины, СНБО и Верховная Рада должны наконец дать свою оценку уровню компетентности руководства Генштаба, дать оценку Муженко и его команде. Идет война, и мы не имеем права возиться с теми, кто игнорирует элементарные азы военного дела, как будто нет у человечества двух с половиной тысяч лет военной истории. Армия требует решительных перемен, потому что война продолжается, а украинцы платят за ошибки кровью патриотов.

Источник: http://censor.net.ua/r319134

Автор

Олег Базалук

Oleg Bazaluk (February 5, 1968, Lozova, Kharkiv Region, Ukraine) is a Doctor of Philosophical Sciences, Professor, philosopher, political analyst and write. His research interests include interdisciplinary studies in the fields of neurobiology, cognitive psychology, neurophilosophy, and cosmology.