Квартирный вопрос Луценко. Что скрывается за громкой историей со скандальной недвижимостью, которую приписывают генпрокурору Квартирный вопрос Луценко. Что скрывается за громкой историей со скандальной недвижимостью, которую приписывают генпрокурору

Юлия Артамощенко, Елена Трибушная

Новый квартирный скандал разгорелся вокруг информации о том, что семья генпрокурора якобы пытается скрыть недвижимость. Антикоррупционные эксперты утверждают: к таким методам прибегал экс-президент Янукович

Началось все с того, что главу ГПУ Юрия Луценко еще в сентябре обвинили в том, что его семья через другое лицо, бывшего бухгалтера его жены Ирины Луценко, владеет дорогой недвижимостью в центре столицы. На этой неделе появилась информация о том, что аналогичным образом супругам якобы принадлежит еще и дорогая квартира в Ялте в аннексированном Крыму – она оформлена на ту же самую женщину, 67-летнюю пенсионерку Светлану Рыженко.

Речь идет о шести квартирах и двух нежилых помещениях на Печерске по улице Эспланадная, 32В в четырехэтажном доме, построенном в 1917 году. А также о квартире в Ялте площадью 145 м, которую недавно выставили на продажу за $1 млн.

Что связывает пенсионерку, генпрокурора и скандальную недвижимость, пояснил нардеп Сергей Лещенко: «Действующий генпрокурор – у него оформлено все на бухгалтершу его жены, владельца огромного дома в центре города», – сказал Лещенко на днях в эфире 5 канала.

Кроме того, сегодня он заявил, что эта же гражданка, Рыженко, имеет ипотеку в новом жилом комплексе Crystal Park.

«Незамеченной прошла история еще одной квартиры, ипотекодержателем которой является та же 67-летняя одинокая бухгалтерша из забитого села — новый жилой комплекс Crystal Park, который построили Мартыненко и Жвания, — написал сегодня нардеп. — Надеюсь, НАБУ расспросит Луценко и про эту квартиру».

Crystal Park – это дом Premium класса, расположенный в уникальной экологической зоне центра столицы на пороге парка Пушкина, как утверждает сайт ЖК.

Широкую огласку и резонанс “квартирный вопрос Луценко” получил на днях, после того, как издание Наші гроші со ссылкой на реестр недвижимости выяснило, что приписываемые семье Луценко шесть квартир и два нежилых помещения у Рыженко выкупил народный депутат БПП Глеб Загорий.

Сейчас эта недвижимость действительно указана в представленной им электронной декларации. Это шесть квартир площадью от 108 до 188 кв. м и два нежилых помещения площадью 128 и 221 кв. м. Совокупная стоимость недвижимости по последней оценке, согласно декларации, составляет около 34 млн грн.

Загорий через Facebook объяснил это так, что пенсионерка Рыженко одолжила у него деньги на покупку указанных квартир, но потом не смогла отдать их, а потому вернула их, так сказать, квартирами. «В 2009 году знакомая Светлана Рыженко обратилась за помощью о беспроцентном займе денежных средств для приобретения недвижимости при условии возврата этих средств или самой недвижимости», — написал он. Впоследствии помещения были долгое время выставлены на продажу, но поскольку надо было возвращать деньги, пенсионерка предложила Загорию как заемщику получить в собственность эту недвижимость в качестве погашения долга, по оценочной стоимости с учетом проведенного ремонта. Историю с “квартирами Луценко” Загорий назвал выдуманной и заказной.

Сам генпрокурор Луценко также отрицает причастность к недвижимости, о которой идет речь. 24 октября он опроверг это в Facebook, а на пресс-конференции 25 октября заявил, что лично не знаком с Рыженко. НВ попросило прокомментировать квартирный вопрос пресс-службу Луценко, однако ответ пока не получило. Глава ГПУ называет обвинения “фантазиями”. «Официально заявляю: никаким домом в Киеве ни я, ни члены моей семьи не владеют. Прятать свои доходы за женщинами остается исключительной прерогативой Лещенко», — сказал он.

Пенсионерка Светлана Рыженко, которая владела почти целым домом на Печерске, сама проживает в скромном доме в селе Зазимье Киевской области, как выяснило издание Наші гроші. Она зарегистрирована как физлицо-предприниматель и сдает в аренду принадлежащую ей недвижимость в центре столицы.

Рыженко вместе с женой Луценко Ириной официально фигурировала совладельцем ООО Украинские новейшие телекоммуникации. По собственным словам пенсионерки, с Ириной Луценко они познакомились, когда работали вместе в Антимонопольном комитете.

Добавим, что по состоянию на момент публикации статьи ни генпрокурор Луценко, ни его жена-нардеп пока не внесли данные о своих доходах в систему электронного декларирования.

Дарья Каленюк, исполнительный директор Центра противодействия коррупции, описывает ситуацию вокруг жилья на Печерске так. Есть квартиры в центре города. Записаны они на женщину, которая раньше была бухгалтером Ирины Луценко. Эта женщина ведет скромный образ жизни, живет за пределами Киева в плохом доме. Квартиры сдаются в аренду. Доход с тех квартир получает сын генерального прокурора. Через несколько недель после того, как все это стало известно, народный депутат Загорий выкупает квартиры, и его объяснения – поражают.

“Это схема, которую использовал Виктор Янукович, — говорит Каленюк. — Он использовал близких к себе народных депутатов, чтобы легитимизировать имущество. Например, квартиру у него покупал Сергей Клюев. Все это выглядит как схема. Женщину, которую засветили, так понимаю, выводят из-под удара возможных судебных тяжб. Она выполняла роль номинального владельца”.

Поскольку в скандале фигурируют генпрокурор и народный депутат, Антикоррупционное бюро начало проверять озвученные факты. Оно должно получить и проверить информацию о том, откуда у пенсионерки были средства на приобретение квартир на Печерске, где брал средства народный депутат Загорий, какими были условия покупки или изменения собственности, кто принимал участие в управлении этими квартирами на протяжении последних восьми лет. Все это – полномочия НАБУ, объясняет Каленюк.

Расследованию громкого дела будет оказываться большое сопротивление, и на Антикоррупционное бюро будет огромное давление, прогнозирует председатель Комитета ВР по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Егор Соболев и обещает вмешаться на уровне парламентского комитета в случае, “если у НАБУ будут проблемы”. Доведение этого дела до суда – по его словам, является делом Антикоррупционной прокуратуры, а вот парламент должен как можно скорее принять закон об антикоррупционном суде, который создаст возможность для независимого правосудия.

“Сейчас все в руках детективов, — говорит Соболев. — Артем Сытник [глава НАБУ] и его подчиненные имеют достаточно квалификации и желания расследовать махинации чиновников. Для многих людей очень важны свидетельства о том, кто на самом деле у нас работает генеральным прокурором”.

Новое ВремяЮлия Артамощенко, Елена Трибушная

Новый квартирный скандал разгорелся вокруг информации о том, что семья генпрокурора якобы пытается скрыть недвижимость. Антикоррупционные эксперты утверждают: к таким методам прибегал экс-президент Янукович

Началось все с того, что главу ГПУ Юрия Луценко еще в сентябре обвинили в том, что его семья через другое лицо, бывшего бухгалтера его жены Ирины Луценко, владеет дорогой недвижимостью в центре столицы. На этой неделе появилась информация о том, что аналогичным образом супругам якобы принадлежит еще и дорогая квартира в Ялте в аннексированном Крыму – она оформлена на ту же самую женщину, 67-летнюю пенсионерку Светлану Рыженко.

Речь идет о шести квартирах и двух нежилых помещениях на Печерске по улице Эспланадная, 32В в четырехэтажном доме, построенном в 1917 году. А также о квартире в Ялте площадью 145 м, которую недавно выставили на продажу за $1 млн.

Что связывает пенсионерку, генпрокурора и скандальную недвижимость, пояснил нардеп Сергей Лещенко: «Действующий генпрокурор – у него оформлено все на бухгалтершу его жены, владельца огромного дома в центре города», – сказал Лещенко на днях в эфире 5 канала.

Кроме того, сегодня он заявил, что эта же гражданка, Рыженко, имеет ипотеку в новом жилом комплексе Crystal Park.

«Незамеченной прошла история еще одной квартиры, ипотекодержателем которой является та же 67-летняя одинокая бухгалтерша из забитого села — новый жилой комплекс Crystal Park, который построили Мартыненко и Жвания, — написал сегодня нардеп. — Надеюсь, НАБУ расспросит Луценко и про эту квартиру».

Crystal Park – это дом Premium класса, расположенный в уникальной экологической зоне центра столицы на пороге парка Пушкина, как утверждает сайт ЖК.

Широкую огласку и резонанс “квартирный вопрос Луценко” получил на днях, после того, как издание Наші гроші со ссылкой на реестр недвижимости выяснило, что приписываемые семье Луценко шесть квартир и два нежилых помещения у Рыженко выкупил народный депутат БПП Глеб Загорий.

Сейчас эта недвижимость действительно указана в представленной им электронной декларации. Это шесть квартир площадью от 108 до 188 кв. м и два нежилых помещения площадью 128 и 221 кв. м. Совокупная стоимость недвижимости по последней оценке, согласно декларации, составляет около 34 млн грн.

Загорий через Facebook объяснил это так, что пенсионерка Рыженко одолжила у него деньги на покупку указанных квартир, но потом не смогла отдать их, а потому вернула их, так сказать, квартирами. «В 2009 году знакомая Светлана Рыженко обратилась за помощью о беспроцентном займе денежных средств для приобретения недвижимости при условии возврата этих средств или самой недвижимости», — написал он. Впоследствии помещения были долгое время выставлены на продажу, но поскольку надо было возвращать деньги, пенсионерка предложила Загорию как заемщику получить в собственность эту недвижимость в качестве погашения долга, по оценочной стоимости с учетом проведенного ремонта. Историю с “квартирами Луценко” Загорий назвал выдуманной и заказной.

Сам генпрокурор Луценко также отрицает причастность к недвижимости, о которой идет речь. 24 октября он опроверг это в Facebook, а на пресс-конференции 25 октября заявил, что лично не знаком с Рыженко. НВ попросило прокомментировать квартирный вопрос пресс-службу Луценко, однако ответ пока не получило. Глава ГПУ называет обвинения “фантазиями”. «Официально заявляю: никаким домом в Киеве ни я, ни члены моей семьи не владеют. Прятать свои доходы за женщинами остается исключительной прерогативой Лещенко», — сказал он.

Пенсионерка Светлана Рыженко, которая владела почти целым домом на Печерске, сама проживает в скромном доме в селе Зазимье Киевской области, как выяснило издание Наші гроші. Она зарегистрирована как физлицо-предприниматель и сдает в аренду принадлежащую ей недвижимость в центре столицы.

Рыженко вместе с женой Луценко Ириной официально фигурировала совладельцем ООО Украинские новейшие телекоммуникации. По собственным словам пенсионерки, с Ириной Луценко они познакомились, когда работали вместе в Антимонопольном комитете.

Добавим, что по состоянию на момент публикации статьи ни генпрокурор Луценко, ни его жена-нардеп пока не внесли данные о своих доходах в систему электронного декларирования.

Дарья Каленюк, исполнительный директор Центра противодействия коррупции, описывает ситуацию вокруг жилья на Печерске так. Есть квартиры в центре города. Записаны они на женщину, которая раньше была бухгалтером Ирины Луценко. Эта женщина ведет скромный образ жизни, живет за пределами Киева в плохом доме. Квартиры сдаются в аренду. Доход с тех квартир получает сын генерального прокурора. Через несколько недель после того, как все это стало известно, народный депутат Загорий выкупает квартиры, и его объяснения – поражают.

“Это схема, которую использовал Виктор Янукович, — говорит Каленюк. — Он использовал близких к себе народных депутатов, чтобы легитимизировать имущество. Например, квартиру у него покупал Сергей Клюев. Все это выглядит как схема. Женщину, которую засветили, так понимаю, выводят из-под удара возможных судебных тяжб. Она выполняла роль номинального владельца”.

Поскольку в скандале фигурируют генпрокурор и народный депутат, Антикоррупционное бюро начало проверять озвученные факты. Оно должно получить и проверить информацию о том, откуда у пенсионерки были средства на приобретение квартир на Печерске, где брал средства народный депутат Загорий, какими были условия покупки или изменения собственности, кто принимал участие в управлении этими квартирами на протяжении последних восьми лет. Все это – полномочия НАБУ, объясняет Каленюк.

Расследованию громкого дела будет оказываться большое сопротивление, и на Антикоррупционное бюро будет огромное давление, прогнозирует председатель Комитета ВР по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Егор Соболев и обещает вмешаться на уровне парламентского комитета в случае, “если у НАБУ будут проблемы”. Доведение этого дела до суда – по его словам, является делом Антикоррупционной прокуратуры, а вот парламент должен как можно скорее принять закон об антикоррупционном суде, который создаст возможность для независимого правосудия.

“Сейчас все в руках детективов, — говорит Соболев. — Артем Сытник [глава НАБУ] и его подчиненные имеют достаточно квалификации и желания расследовать махинации чиновников. Для многих людей очень важны свидетельства о том, кто на самом деле у нас работает генеральным прокурором”.

Новое Время

Автор

Олег Базалук

Oleg Bazaluk (February 5, 1968, Lozova, Kharkiv Region, Ukraine) is a Doctor of Philosophical Sciences, Professor, philosopher, political analyst and write. His research interests include interdisciplinary studies in the fields of neurobiology, cognitive psychology, neurophilosophy, and cosmology.