Изменить, но не сорвать. Детали закрытых переговоров с ЕС о е-декларацияхИзменить, но не сорвать. Детали закрытых переговоров с ЕС о е-декларациях

Сергей Сидоренко

На прошлой неделе Европейский Союз направил два срочных письма в Украину.

5 октября датировано письмо посла ЕС Хюга Мингарелли в адрес председателя Верховной рады Андрея Парубия. Дипломат официально предупредил парламент о том, что ему известно о намерениях депутатов сорвать электронное декларирование.

Позже из Брюсселя, за подписями двух комиссаров (комиссара по политике соседства Хана и комиссара по миграции Аврамопулоса, ответственного за безвиз), поступило письмо, адресованное министрам Петренко и Климкину.

Предупреждения – те же самые.

Европейцам известно, что Киев изучает два сценария срыва.

Первый – «техническая неготовность системы» (да, опять, хоть это уже и не смешно). Второй – саботаж госслужащих (и этот вариант уже в действии, о чем – ниже).

К сожалению, ни в администрации президента, ни в парламенте, похоже, так и не поняли, какие тектонические последствия для страны будет иметь срыв электронного декларирования, и до сих пор надеются «обвести вокруг пальца» западных партнеров.

Одновременно продолжаются переговоры с ЕС об изменении законодательства об электронном декларировании. ЕС даже готов пойти на определенные уступки и уже сообщил об этом европейским партнерам, но не готов прерывать для этого «первую волну» декларирования.

Ниже – подробнее о непубличных процессах вокруг электронных деклараций.

Слово дал, слово забрал

Автор этих строк с нетерпением ждал пресс-конференцию нового посла ЕС в Украине Хюга Мингарелли. Интересно было услышать, как посол будет выпутываться из неприятностей, о которых широкая общественность на тот момент еще не знала. Получилось неплохо, но все же не идеально.

И хотя далеко не все дипломатические переговоры стоят того, чтобы раскрывать их в целом, эти имеют особое значение.

Руководитель представительства ЕС в Украине 10 дней назад дал Киеву обещание, которого не имел права давать. И которое, соответственно, не смог выполнить. Словно нарочно, этот прокол касался самого болезненного вопроса – электронного декларирования. Того самого, которое «держит» безвиз, которого требуют МВФ и другие партнеры.

А «неприятность» была создана в конце сентября, во время визита в Киев еврокомиссара Сесилии Мальмстрем. Официально тогда сообщалось о переговорах по вопросам внешней торговли, квот и обновленных торговых преференций для Киева. Но де-факто говорили и о другом.

Именно после ее приезда в парламенте снова получила новую жизнь идея изменения правил электронного декларирования. Помните законопроект Грынива, который стал скандальным, как только появился в Раде? Он предусматривал, что значительная часть данных об имуществе чиновников будет скрыта из общего доступа на сайте НАПК и будет доступна только для правоохранителей.

Сторонники данного проекта утверждали, что ЕС дал согласие на такие изменения, но представительство Евросоюза выступило с категоричным заявлением: нет, никакого согласия не было.

Но означает ли это, что изменений е-декларирования не будет и впредь? На пресс-конференции Мингарелли в понедельник выяснилось: нет, не означает.

Наоборот: ЕС и официальный Киев уже ведут дискуссии о том, какими должны быть эти изменения.

Далее прямая речь посла:
«У нас был откровенный разговор по этому поводу с украинским руководством, включая президента Порошенко, и нас заверили, что украинская власть не намерена ослаблять систему декларирования. И что единственное, что вызывает беспокойство – что декларации будут доступны любому, без ограничений.

Они сказали: «Мы просто будем информировать преступников о том, что у граждан, должностных лиц среднего звена, дома есть такие-то ювелирные украшения или еще что-то. Мы прокладываем дорогу для криминальной активности». Поэтому они сказали, что будет предоставлен полный доступ к электронным декларациям для правоохранительных органов, но будут ограничения на определенные типы информации для общественности…

Сейчас мы обсуждаем такие предложения с украинским руководством».

Так что же происходит? ЕС поддерживает изменения или исключает их? И почему правительство и некоторые депутаты утверждали, что согласие со стороны Евросоюза было?

Как выяснила «Европейская правда», согласие действительно было. Дал его лично Мингарелли. Вот только не имел на это права.

Источники в Киеве и Брюсселе помогли восстановить ход проблемной беседы, которая состоялась в четверг, 29 сентября, во время встречи Мальмстрем и вице-премьера Климпуш-Цинцадзе. Речь идет не об общении тет-а-тет, а о переговорах делегаций, в которых принимали участие по меньшей мере 10 человек.

Украинская сторона, как говорят, сама затронула вопрос изменений системы электронных деклараций и сначала получила категорически негативную реакцию: мол, ослабление требований к декларированию недопустимо, поэтому – никаких изменений ни при каких обстоятельствах.

Представители правительства при этом заверили, что не будут уменьшать требования к декларированию, а хотят лишь «обезопаситься от грабителей».

Достаточно быстро пришли к компромиссу: Рада принимает проект изменений в е-декларирование одним голосованием, и в первом чтении и в целом, чтобы в документе не осталось никаких дополнительных изменений.

Именно тогда Мингарелли дал согласие на этот вариант. «В этом случае с нашей стороны не будет никаких заявлений с критикой проекта», – заверил он.

А когда спустя три дня такое заявление появилось, в Кабмине это (вполне естественно) восприняли как предательство договоренностей. И как личное оскорбление.

Из-за этого минувшая неделя стала, пожалуй, наиболее острой в отношениях нынешнего правительства и Евросоюза, хотя это и не было заметно большинству. Состоялось несколько встреч и телефонных разговоров чиновников и Мингарелли; он, как говорят, попытался переложить вину на подчиненных и несколько раз пообещал Киеву уточнить позицию.

Уточнение от ЕС действительно появилось, еще в прошлый вторник. В представительстве подчеркнули, что их слова о «несогласии с проектом» касаются конкретного законопроекта Грынива, а не идеи в целом. Вот только для того, чтобы понять суть этого заявления, читатель должен знать все детали конфликта.

Так будут ли изменения?

На самом деле, конечно же, речь идет отнюдь не об ошибке представительства ЕС. Для Брюсселя вопрос е-деклараций — пожалуй, самая чувствительная тема, связанная с Украиной.

Эксперты ЕС – и в посольстве в Киеве, и в Еврокомиссии – могут показать пачку обращений украинских активистов и даже депутатов с просьбой любой ценой препятствовать изменениям закона «О предотвращении коррупции» (который устанавливает правила электронного декларирования).

А посол Мингарелли, когда дал на них согласие, нарушил официальную линию Брюсселя, и поэтому впоследствии был вынужден сделать шаг назад.

Однако это никоим образом не ставит точку на идее внесения изменений в закон. И заявление Мингарелли на пресс-конференции 10 октября стало дополнительным подтверждением этого.

На данный момент ЕС определил несколько красных линий. Именно о них говорится в письмах, направленных в Киев, о которых мы упомянули в начале.

Во-первых, никаких изменений в закон до конца октября, то есть до того момента, когда завершится «первая волна» декларирования доходов высшими должностными лицами. С этой позицией ЕС можно спорить, и правительство это делает, но безуспешно.

Во-вторых, Запад категорически против ослабления уголовной ответственности для тех, кто подал «ложную декларацию». Именно это подчеркивается и в письме на имя Парубия, и в правительственном письме от имени комиссаров.

В-третьих, ЕС не готов даже обсуждать возможность того, что Рада уменьшит объем декларируемой информации. Это – принципиальный момент. Даже намеки на такую возможность невероятно раздражают как европейцев, так и, к слову, американцев.

Следовательно, пространство для изменений остается достаточно узким, но оно есть. И именно по нему сейчас ведутся переговоры. Представители правительства и парламента лоббируют возможность того, чтобы часть декларируемых данных не выкладывалась в публичный доступ.

Самое известное объяснение (и оно действительно имеет смысл) – сейчас чиновник должен декларировать наличные отдельно от банковских вкладов. Причем эта норма со следующего года будет распространяться не только на топ-политиков, но и на мелких местных чиновников. И если депутат местного совета где-то в Знаменском районе будет вынужден написать, что он держит дома 150 тысяч гривен, то шансы на ограбление этого депутата действительно возрастут.

Не потребуется даже искать в реестрах сведения о доме этого депутата – в таких случаях его адрес обычно знают все местные жители.

Другой пример, который и мы, и делегация ЕС услышали от одного из украинских чиновников, принимавших участие в тех же переговорах с Мальмстрем: «Представьте, что гражданин Иванов дарит мне кольцо с бриллиантом. Я должна задекларировать его, сообщив персональные данные Иванова. Иначе становлюсь уголовным нарушителем. Но согласен ли Иванов, чтобы я на весь мир сообщала, что именно он сделал мне подарок? Почему недостаточно, чтобы об этом знали только в НАБУ?»

Собственно, из-за таких примеров идея об изменениях в закон в конце концов получила поддержку ЕС. Пока – осторожную поддержку. Вот только есть проблема: одновременно ЕС начал получать данные о том, что в Киеве на самом верху вернулись к идее срыва электронного декларирования в целом.

Две технологии срыва

Новые креативные идеи Киева ставят под сомнение все предыдущие договоренности. А если их воплотят в жизнь – будут разрушены не только эти договоренности, но и отношения Украина-ЕС в целом.

Исходя из писем в адрес Парубия, Петренко и Климкина, именно этот сигнал сейчас пытаются донести до Киева европейские партнеры. Причем послание спикеру Верховной рады заканчивается просьбой, чтобы он донес этот сигнал до всех лидеров фракций.

Если до недавнего времени наиболее вероятным считали срыв декларирования через изменения в закон, то теперь в работе – другие технологии. Накрепко переплетенные друг с другом.

Первый путь – технологический срыв. И Госспецсвязь, которая никак не может объяснить, когда система полноценно заработает, и постоянно вносит изменения программного продукта, здесь очень кстати.

Второй путь называется «саботаж». Его логика проста. Невозможно наказать всех, не так ли? Поэтому в случае, если никто не подаст декларацию, никто и не будет наказан.

Обратите внимание: в системе до сих пор отсутствует декларация Порошенко.

Хотя, казалось бы, чего бояться ему, бизнесмену с официальным миллиардным состоянием?

И этот факт заметили не только мы. Один из европейских чиновников, с которым мы говорили на условиях анонимности, привел его в качестве одного из наиболее серьезных поводов для беспокойства: «Если бы президент действительно искренне хотел запуска системы е-декларирования, он должен был бы подать пример. Сейчас становится все больше вопросов, не сознательно ли он затягивает процесс. Конечно, Порошенко вряд ли пойдет на открытый конфликт и проигнорирует систему декларирования, но если он сделает это в последние дни – это будет очень красноречивый сигнал».

Но дело не только в президенте.

Премьер Гройсман во вторник поручил всем министрам не позднее 31 октября подать свои декларации (и это, кстати, ошибка, ведь крайний срок – 30 октября). Но где декларация самого Гройсмана? Где декларации других топ-министров?

Да и в парламенте ситуация не намного лучше.

Сейчас известно о трех декларациях депутатов. Только о трех!!! Чего ждут другие?

В первой волне декларирования должны подать свои декларации 45-50 тысяч чиновников (по разным оценкам цифры несколько отличаются). Период декларирования продолжается 60 дней, до его завершения остается менее 18 суток, но сейчас в системе – чуть больше 5000 ежегодных деклараций.

Неделю назад, в предыдущем материале на эту тему, мы уже писали о ключевой технологической опасности (см. публикацию «Три недели до проблем – новые угрозы для электронного декларирования»).

Пока неизвестно, выдержит ли система пиковую нагрузку, если все чиновники бросятся подавать декларации в последние дни. А поскольку для сторонников идеи отсрочки е-декларирования падение системы станет настоящим подарком, то ли нет у них мотива «подтолкнуть» систему к падению?

Последние изменения в системе лишь помогают на этом пути. Как известно, во вторник внефракционный депутат Остап Еднак, один из трех, внесших декларацию в систему, заявил, что та «несанкционированно изменилась после подачи».

Как впоследствии выяснилось, на самом деле речь шла не об изменениях, а о технической ошибке – во время очередной правки системы отображения программисты сделали ошибку, из-за которой у всех в декларациях исчезли данные о членстве в общественных объединениях (хотя в базе эти данные были).

То, что Госспецсвязь вообще не должна ежедневно править систему, которая получила сертификат защиты информации – отдельный вопрос, сейчас не об этом. Данную ошибку оперативно исправили. Но этот инцидент точно не укрепил доверие к системе е-декларирования.

Но вернемся к письмам, которые поступили в Раду и в правительство из Брюсселя за последнюю неделю. Тональность этих документов (особенно обращение к правительству) не оставляет сомнений: для ЕС это – действительно определяющий вопрос.

Цель письма – напомнить Киеву, что есть красные линии, которые категорически недопустимо переступать.

И антикоррупция (в переписке упоминается об атаках не только на е-декларации, а также о попытке Луценко ограничить полномочия НАБУ) – это ключевая сфера, где прочерчены такие красные линии.

«Напомним, что успех системы (е-декларирования) измеряется не формальным запуском, а эффективной и бесперебойной работой. И постоянные проблемы в доступе к этой системе необходимо решить», – написал, в частности, посол Мингарелли.

Остается надеяться, что в этот раз Киев наконец-то услышит Брюссель.

И, кстати, разорвать замкнутый круг может каждый депутат. Достаточно подать декларацию – как того требует закон. Не дожидаясь отмашки (или, может, даже вопреки воле) руководителя фракции. Ведь сейчас – время для сильных шагов. На кону – очень многое.

Европейская ПравдаСергей Сидоренко

На прошлой неделе Европейский Союз направил два срочных письма в Украину.

5 октября датировано письмо посла ЕС Хюга Мингарелли в адрес председателя Верховной рады Андрея Парубия. Дипломат официально предупредил парламент о том, что ему известно о намерениях депутатов сорвать электронное декларирование.

Позже из Брюсселя, за подписями двух комиссаров (комиссара по политике соседства Хана и комиссара по миграции Аврамопулоса, ответственного за безвиз), поступило письмо, адресованное министрам Петренко и Климкину.

Предупреждения – те же самые.

Европейцам известно, что Киев изучает два сценария срыва.

Первый – «техническая неготовность системы» (да, опять, хоть это уже и не смешно). Второй – саботаж госслужащих (и этот вариант уже в действии, о чем – ниже).

К сожалению, ни в администрации президента, ни в парламенте, похоже, так и не поняли, какие тектонические последствия для страны будет иметь срыв электронного декларирования, и до сих пор надеются «обвести вокруг пальца» западных партнеров.

Одновременно продолжаются переговоры с ЕС об изменении законодательства об электронном декларировании. ЕС даже готов пойти на определенные уступки и уже сообщил об этом европейским партнерам, но не готов прерывать для этого «первую волну» декларирования.

Ниже – подробнее о непубличных процессах вокруг электронных деклараций.

Слово дал, слово забрал

Автор этих строк с нетерпением ждал пресс-конференцию нового посла ЕС в Украине Хюга Мингарелли. Интересно было услышать, как посол будет выпутываться из неприятностей, о которых широкая общественность на тот момент еще не знала. Получилось неплохо, но все же не идеально.

И хотя далеко не все дипломатические переговоры стоят того, чтобы раскрывать их в целом, эти имеют особое значение.

Руководитель представительства ЕС в Украине 10 дней назад дал Киеву обещание, которого не имел права давать. И которое, соответственно, не смог выполнить. Словно нарочно, этот прокол касался самого болезненного вопроса – электронного декларирования. Того самого, которое «держит» безвиз, которого требуют МВФ и другие партнеры.

А «неприятность» была создана в конце сентября, во время визита в Киев еврокомиссара Сесилии Мальмстрем. Официально тогда сообщалось о переговорах по вопросам внешней торговли, квот и обновленных торговых преференций для Киева. Но де-факто говорили и о другом.

Именно после ее приезда в парламенте снова получила новую жизнь идея изменения правил электронного декларирования. Помните законопроект Грынива, который стал скандальным, как только появился в Раде? Он предусматривал, что значительная часть данных об имуществе чиновников будет скрыта из общего доступа на сайте НАПК и будет доступна только для правоохранителей.

Сторонники данного проекта утверждали, что ЕС дал согласие на такие изменения, но представительство Евросоюза выступило с категоричным заявлением: нет, никакого согласия не было.

Но означает ли это, что изменений е-декларирования не будет и впредь? На пресс-конференции Мингарелли в понедельник выяснилось: нет, не означает.

Наоборот: ЕС и официальный Киев уже ведут дискуссии о том, какими должны быть эти изменения.

Далее прямая речь посла:
«У нас был откровенный разговор по этому поводу с украинским руководством, включая президента Порошенко, и нас заверили, что украинская власть не намерена ослаблять систему декларирования. И что единственное, что вызывает беспокойство – что декларации будут доступны любому, без ограничений.

Они сказали: «Мы просто будем информировать преступников о том, что у граждан, должностных лиц среднего звена, дома есть такие-то ювелирные украшения или еще что-то. Мы прокладываем дорогу для криминальной активности». Поэтому они сказали, что будет предоставлен полный доступ к электронным декларациям для правоохранительных органов, но будут ограничения на определенные типы информации для общественности…

Сейчас мы обсуждаем такие предложения с украинским руководством».

Так что же происходит? ЕС поддерживает изменения или исключает их? И почему правительство и некоторые депутаты утверждали, что согласие со стороны Евросоюза было?

Как выяснила «Европейская правда», согласие действительно было. Дал его лично Мингарелли. Вот только не имел на это права.

Источники в Киеве и Брюсселе помогли восстановить ход проблемной беседы, которая состоялась в четверг, 29 сентября, во время встречи Мальмстрем и вице-премьера Климпуш-Цинцадзе. Речь идет не об общении тет-а-тет, а о переговорах делегаций, в которых принимали участие по меньшей мере 10 человек.

Украинская сторона, как говорят, сама затронула вопрос изменений системы электронных деклараций и сначала получила категорически негативную реакцию: мол, ослабление требований к декларированию недопустимо, поэтому – никаких изменений ни при каких обстоятельствах.

Представители правительства при этом заверили, что не будут уменьшать требования к декларированию, а хотят лишь «обезопаситься от грабителей».

Достаточно быстро пришли к компромиссу: Рада принимает проект изменений в е-декларирование одним голосованием, и в первом чтении и в целом, чтобы в документе не осталось никаких дополнительных изменений.

Именно тогда Мингарелли дал согласие на этот вариант. «В этом случае с нашей стороны не будет никаких заявлений с критикой проекта», – заверил он.

А когда спустя три дня такое заявление появилось, в Кабмине это (вполне естественно) восприняли как предательство договоренностей. И как личное оскорбление.

Из-за этого минувшая неделя стала, пожалуй, наиболее острой в отношениях нынешнего правительства и Евросоюза, хотя это и не было заметно большинству. Состоялось несколько встреч и телефонных разговоров чиновников и Мингарелли; он, как говорят, попытался переложить вину на подчиненных и несколько раз пообещал Киеву уточнить позицию.

Уточнение от ЕС действительно появилось, еще в прошлый вторник. В представительстве подчеркнули, что их слова о «несогласии с проектом» касаются конкретного законопроекта Грынива, а не идеи в целом. Вот только для того, чтобы понять суть этого заявления, читатель должен знать все детали конфликта.

Так будут ли изменения?

На самом деле, конечно же, речь идет отнюдь не об ошибке представительства ЕС. Для Брюсселя вопрос е-деклараций — пожалуй, самая чувствительная тема, связанная с Украиной.

Эксперты ЕС – и в посольстве в Киеве, и в Еврокомиссии – могут показать пачку обращений украинских активистов и даже депутатов с просьбой любой ценой препятствовать изменениям закона «О предотвращении коррупции» (который устанавливает правила электронного декларирования).

А посол Мингарелли, когда дал на них согласие, нарушил официальную линию Брюсселя, и поэтому впоследствии был вынужден сделать шаг назад.

Однако это никоим образом не ставит точку на идее внесения изменений в закон. И заявление Мингарелли на пресс-конференции 10 октября стало дополнительным подтверждением этого.

На данный момент ЕС определил несколько красных линий. Именно о них говорится в письмах, направленных в Киев, о которых мы упомянули в начале.

Во-первых, никаких изменений в закон до конца октября, то есть до того момента, когда завершится «первая волна» декларирования доходов высшими должностными лицами. С этой позицией ЕС можно спорить, и правительство это делает, но безуспешно.

Во-вторых, Запад категорически против ослабления уголовной ответственности для тех, кто подал «ложную декларацию». Именно это подчеркивается и в письме на имя Парубия, и в правительственном письме от имени комиссаров.

В-третьих, ЕС не готов даже обсуждать возможность того, что Рада уменьшит объем декларируемой информации. Это – принципиальный момент. Даже намеки на такую возможность невероятно раздражают как европейцев, так и, к слову, американцев.

Следовательно, пространство для изменений остается достаточно узким, но оно есть. И именно по нему сейчас ведутся переговоры. Представители правительства и парламента лоббируют возможность того, чтобы часть декларируемых данных не выкладывалась в публичный доступ.

Самое известное объяснение (и оно действительно имеет смысл) – сейчас чиновник должен декларировать наличные отдельно от банковских вкладов. Причем эта норма со следующего года будет распространяться не только на топ-политиков, но и на мелких местных чиновников. И если депутат местного совета где-то в Знаменском районе будет вынужден написать, что он держит дома 150 тысяч гривен, то шансы на ограбление этого депутата действительно возрастут.

Не потребуется даже искать в реестрах сведения о доме этого депутата – в таких случаях его адрес обычно знают все местные жители.

Другой пример, который и мы, и делегация ЕС услышали от одного из украинских чиновников, принимавших участие в тех же переговорах с Мальмстрем: «Представьте, что гражданин Иванов дарит мне кольцо с бриллиантом. Я должна задекларировать его, сообщив персональные данные Иванова. Иначе становлюсь уголовным нарушителем. Но согласен ли Иванов, чтобы я на весь мир сообщала, что именно он сделал мне подарок? Почему недостаточно, чтобы об этом знали только в НАБУ?»

Собственно, из-за таких примеров идея об изменениях в закон в конце концов получила поддержку ЕС. Пока – осторожную поддержку. Вот только есть проблема: одновременно ЕС начал получать данные о том, что в Киеве на самом верху вернулись к идее срыва электронного декларирования в целом.

Две технологии срыва

Новые креативные идеи Киева ставят под сомнение все предыдущие договоренности. А если их воплотят в жизнь – будут разрушены не только эти договоренности, но и отношения Украина-ЕС в целом.

Исходя из писем в адрес Парубия, Петренко и Климкина, именно этот сигнал сейчас пытаются донести до Киева европейские партнеры. Причем послание спикеру Верховной рады заканчивается просьбой, чтобы он донес этот сигнал до всех лидеров фракций.

Если до недавнего времени наиболее вероятным считали срыв декларирования через изменения в закон, то теперь в работе – другие технологии. Накрепко переплетенные друг с другом.

Первый путь – технологический срыв. И Госспецсвязь, которая никак не может объяснить, когда система полноценно заработает, и постоянно вносит изменения программного продукта, здесь очень кстати.

Второй путь называется «саботаж». Его логика проста. Невозможно наказать всех, не так ли? Поэтому в случае, если никто не подаст декларацию, никто и не будет наказан.

Обратите внимание: в системе до сих пор отсутствует декларация Порошенко.

Хотя, казалось бы, чего бояться ему, бизнесмену с официальным миллиардным состоянием?

И этот факт заметили не только мы. Один из европейских чиновников, с которым мы говорили на условиях анонимности, привел его в качестве одного из наиболее серьезных поводов для беспокойства: «Если бы президент действительно искренне хотел запуска системы е-декларирования, он должен был бы подать пример. Сейчас становится все больше вопросов, не сознательно ли он затягивает процесс. Конечно, Порошенко вряд ли пойдет на открытый конфликт и проигнорирует систему декларирования, но если он сделает это в последние дни – это будет очень красноречивый сигнал».

Но дело не только в президенте.

Премьер Гройсман во вторник поручил всем министрам не позднее 31 октября подать свои декларации (и это, кстати, ошибка, ведь крайний срок – 30 октября). Но где декларация самого Гройсмана? Где декларации других топ-министров?

Да и в парламенте ситуация не намного лучше.

Сейчас известно о трех декларациях депутатов. Только о трех!!! Чего ждут другие?

В первой волне декларирования должны подать свои декларации 45-50 тысяч чиновников (по разным оценкам цифры несколько отличаются). Период декларирования продолжается 60 дней, до его завершения остается менее 18 суток, но сейчас в системе – чуть больше 5000 ежегодных деклараций.

Неделю назад, в предыдущем материале на эту тему, мы уже писали о ключевой технологической опасности (см. публикацию «Три недели до проблем – новые угрозы для электронного декларирования»).

Пока неизвестно, выдержит ли система пиковую нагрузку, если все чиновники бросятся подавать декларации в последние дни. А поскольку для сторонников идеи отсрочки е-декларирования падение системы станет настоящим подарком, то ли нет у них мотива «подтолкнуть» систему к падению?

Последние изменения в системе лишь помогают на этом пути. Как известно, во вторник внефракционный депутат Остап Еднак, один из трех, внесших декларацию в систему, заявил, что та «несанкционированно изменилась после подачи».

Как впоследствии выяснилось, на самом деле речь шла не об изменениях, а о технической ошибке – во время очередной правки системы отображения программисты сделали ошибку, из-за которой у всех в декларациях исчезли данные о членстве в общественных объединениях (хотя в базе эти данные были).

То, что Госспецсвязь вообще не должна ежедневно править систему, которая получила сертификат защиты информации – отдельный вопрос, сейчас не об этом. Данную ошибку оперативно исправили. Но этот инцидент точно не укрепил доверие к системе е-декларирования.

Но вернемся к письмам, которые поступили в Раду и в правительство из Брюсселя за последнюю неделю. Тональность этих документов (особенно обращение к правительству) не оставляет сомнений: для ЕС это – действительно определяющий вопрос.

Цель письма – напомнить Киеву, что есть красные линии, которые категорически недопустимо переступать.

И антикоррупция (в переписке упоминается об атаках не только на е-декларации, а также о попытке Луценко ограничить полномочия НАБУ) – это ключевая сфера, где прочерчены такие красные линии.

«Напомним, что успех системы (е-декларирования) измеряется не формальным запуском, а эффективной и бесперебойной работой. И постоянные проблемы в доступе к этой системе необходимо решить», – написал, в частности, посол Мингарелли.

Остается надеяться, что в этот раз Киев наконец-то услышит Брюссель.

И, кстати, разорвать замкнутый круг может каждый депутат. Достаточно подать декларацию – как того требует закон. Не дожидаясь отмашки (или, может, даже вопреки воле) руководителя фракции. Ведь сейчас – время для сильных шагов. На кону – очень многое.

Европейская Правда

Автор

Олег Базалук

Oleg Bazaluk (February 5, 1968, Lozova, Kharkiv Region, Ukraine) is a Doctor of Philosophical Sciences, Professor, philosopher, political analyst and write. His research interests include interdisciplinary studies in the fields of neurobiology, cognitive psychology, neurophilosophy, and cosmology.